ДОНСКАЯ КАЗАЧЬЯ РЕСПУБЛИКА

«Власть, земля и то общественное устройство, и уклад жизни, который позволил бы нам достойно жить, а детям передать не рабскую психологию и рабство, а светлое будущее!» А.Н.Юдин
 
ФорумКалендарьПоискРегистрацияВходСайт ДКР

Поделиться | 
 

 Исторические наброски о прошлом.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
донской Татарин



Дата регистрации : 2015-02-13

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 02 Апр 2017, 04:36

Позвавшие себе смерть: Атаман Семенов

» Гражданская война
Глава государственной власти Российской Восточной окраины, генерал-лейтенант, атаман Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск Григорий Михайлович Семенов родился 13 (25) сентября 1890 г. в поселке Куранжа Дурулгиевской станицы Забайкальской области в семье небогатого потомственного казака.

В 1911 г. он с отличием окончил Оренбургское казачье училище, и с тех пор постоянно был на военной службе. В 1-ю Мировую войну есаул Семенов, командир сотни Нерчинского полка, награжден золотым Георгиевским оружием и медалями.

В марте 1917 г., находясь на Румынском фронте, подполковник Г. Семенов пишет докладную записку военному министру Керенскому, предлагая сформировать в Забайкалье отдельный конный монголо-бурятский полк и разместить его на стыках частей с правом карательных мер против дезертиров. Вскоре Нерчинский полк отзывается в Петроград (для охраны Временного правительства). Г. Семенов поступает в распоряжение полковника Муравьева (впоследствии командира РККА), занимающегося организацией Добровольческой армии.

Побывав в Петросовете и правительстве, Семенов приступил к изучению документом Генштаба и следствия по делу о попытке июньского переворота. Он убеждается, что Совдеп почти целиком состоит из дезертиров и уголовников, освобожденных революцией, и советует Муравьеву обезглавить «систему разложения и предательства», организованную прибывшими из-за рубежа социалистами. Семенов предполагал силами двух военных училищ и казачьих частей захватить Таврический дворец, арестовать Ленина и членов Петросовета и немедленно их расстрелять. Власть Семенов намеревался передать Верховному Главнокомандующему генералу Брусилову, поставив того перед свершившимся фактом. Однако Муравьев доложил о плане самому генералу. Тот в категорической форме запретил Муравьеву что-либо предпринимать, а Семенова было решено убрать подальше из столицы. 23 июня он был принят Керенским и, получив мандат комиссара Временного правительства по Иркутской и Читинской областям, отбыл в Иркутск для формирования добровольческих, в первую очередь казачьих отрядов.

Едва приступив к работе, Семенов получил известие о большевицком перевороте в Петрограде. Не колеблясь, он приступает к организации сопротивления быстро распространяющейся по Сибири и Забайкалью Советской власти: поднимает восстания в станицах и войсках. Однако распропагандированные большевиками, не желающие больше воевать солдаты и казаки в большинстве своем остаются еще равнодушны к призывам Семенова. В декабре с небольшой частью преданных ему войск он отходит в Маньчжурию.

Однако перед этим, 22 или 23 ноября состоялись телеграфные переговоры Семенова с Лениным — разговор этот записан старшим сыном Григория Михайловича Вячеславом.

«Ленин: До меня дошли слухи, что вы расстреляли двух наших товарищей, членов большевистской партии, выполнявших поручение ЦК.. Верно ли это?

Семенов: Нет, не верно! Мы расстреляли двух провокаторов и террористов, ставивших целью разложение армейских частей и препятствовавших их отправке на фронт.

Ленин: Вы должны быть сурово наказаны.. Вас ожидает виселица!»

В Маньчжурии Семенов формирует Особый Маньчжурский отряд, с которым в январе 1918 г. начинает боевые действия в Забайкалье. Однако, потерпев поражение от красных частей (ядром которых был 1-й Аргунский полк С. Лазо), отряд был вынужден отступить. Несмотря на попытки китайцев склонить его к разоружению, уже в апреле, пополнив части казаками и офицерами, Семенов снова начинает наступление. К 20 августа был освобожден Верхнеудинск, а через 6 дней — Чита. Временным Сибирским правительством полковник Семенов назначается командиром Отдельного корпуса. В январе 1919 г. Верховным правителем адмиралом Колчаком (с которым до того у него были серьезные разногласия) Г. М. Семенов назначен командующим Читинским военным округом. Вскоре Григорий Михайлович избирается атаманом Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск. В ноябре ему присвоено звание генерал-лейтенанта.

4 января 1920 г. в связи с критической обстановкой на фронтах адмирал Колчак передает Семенову всю полноту власти на территории Российской Восточной окраины с центром в Чите. После трагической гибели Колчака атаман Семенов 6 октября 1920 г. направляет телеграмму генералу Врангелю:

«Считаю долгом своим не только признать Вас как Правителя Юга России, но и подчиниться Вам, оставаясь во главе Российской Восточной Окраины. От имени своего, подчиненных мне войск и всего населения приветствую Вас в великом подвиге служения Отчизне. Да поможет Вам Бог!»

22 октября после тяжелых боев Чита была захвачена красными, войска Семенова отступают дальше на восток. И только в сентябре 1921 г. они навсегда оставляют Забайкалье.

В Маньчжурии семеновцы расселились по станционным поселкам КВЖД, многие уехали в Америку и Европу. Большая часть, однако, осела в Харбине и Шанхае. Атаман Семенов занял пост Начальника Бюро российских эмигрантов. Часть казаков стала полицейскими, а в годы 2-й Мировой войны были сформированы японцами два отряда — «Асано» близ Харбина и «Пешковский» в Хайларе в составе Квантунской армии.

Я уже писал о двух письмах атамана Гитлеру. Оставаясь еще со времен 1-й Мировой врагом Германии, Г. М. Семенов, тем не менее, был убежден, что немцы являются меньшим злом в рассматриваемой ситуации по сравнению с большевизмом Сталина. Как и генерал Власов, с которым он активно контактировал в конце войны, атаман Семенов говорил: «Победа Гитлера будет поражением не народа, а Сталина!»

Не будем здесь забывать печальный опыт «общения» семеновцев с большевиками — от красных партизан до регулярной Красной армии и органов ВЧК-ОГПУ-НКВД. В красные партизанские отряды, а их по всей Сибири в годы Гражданской расплодилось видимо-невидимо, за малым исключением шел или сгонялся насильно всякий сброд — городской и поселковый люмпен, освобожденные из тюрем преступники, пьяницы. Во все времена для такого рода контингента людей убийства и грабежи были родной стихией — а тут еще казачьи станицы страшной директивой 24 января 1919 г. о проведении «беспощадного массового террора по отношению ко всем казакам» были отданы бандитам на полное разорение. Ох, сколько я наслушался в Маньчжурии поистине чудовищных рассказов беглецов о том, что творилось тогда в Забайкалье! Кстати, когда «работы» на русской земле стало меньше, некоторые партизанские вожаки перенесли свою деятельность на маньчжурский берег Аргуни. Особо отличился командир 4-го кавалерийского партизанского полка Степан Толстокулаков — его банды, проникая далеко в Трехречье, убивали купцов, крестьян, особо охотились за семеновцами. Впоследствии из этих красногвардейцев формировались комбеды, команды по раскулачиванию и выселению — и опять тысячи беженцев, порой целыми поселениями уходили из России к Семенову, неся с собой новые страшные рассказы. Слабое утешение для жертв геноцида — судьба покарала и палачей. Большинство партизанских командиров — главных устроителей советской власти на Дальнем Востоке, делегатов X и XI cъездов ВКП(б), не умерли в своей постели. Они были расстреляны в 1937-39 гг. Упомянутый Толстокулаков под конец жизни совсем спился и сошел с ума — но и это не помешало кому-то пустить ему пулю в лоб!..

Могли ли семеновцы испытывать иллюзии в отношении советской власти — того, что она может принести в русские районы Маньчжурии? И, забегая вперед, заметим — они оказались правы. После прихода Красной армии начались массовые репрессии, уничтожались русские храмы и кладбища. И русская Маньчжурия вскоре полностью прекратила свое существование — а последние следы ее стерли с земли китайские товарищи Великого Кормчего.

Уже к лету 1945 г. стал ясен близкий финал империи Маньчжоу-го — а вместе с ней и трагическая участь русской эмиграции. Нравы ОГПУ-НКВД здесь знали хорошо, на милосердие врагов никто не рассчитывал.

9 августа 1945 г. (за 10 часов до официального объявления войны) гиганстская советская армия с трех сторон обрушилась на Квантунскую армию, от которой, по выражению японского историка Хаяси Сабуро, к тому времени «осталась лишь ее собственная тень.» Лучшие силы и техника давно были переброшены в метрополию и на южные острова.

Существует несколько версий обстоятельств ареста атамана Семенова. В «Станице» за февраль 1997 г. приведен рассказ его дочери Татьяны — по ее свидетельству, отца арестовали 22 августа в их доме, когда он работал над своей книгой. Вполне вероятно, что так оно и было. Я же перескажу то, что поведала мне одна русская женщина в 1951 г. в г. Дальнем. И точно такую же версию я слышал в 1955 г. в Казахстане, от бывшего лейтенанта — свидетеля ареста Семенова.

Атамана арестовали 15 августа 1945 г., когда он находился в своем приморском поместье Такахаси под Дайрэном. Японцы настойчиво предлагали ему специальный катер для эвакуации на юг Кореи, однако атаман решил разделить участь казаков, приведенных им в Маньчжурию.

В тот день советские войска стали прибывать эшелонами в Дальний, и Семенов в буквальном смысле вышел навстречу своей смерти. Вот рассказ лейтенанта:

«Когда наш эшелон приближался к перрону дальнинского вокзала, через окна мы увидели на перроне усатого человека в красивой генеральской форме, при орденах и при шашке на боку. Вагон, в котором я находился, остановился как раз напротив странного господина, а когда открыли двери, к нему не без робости подошли несколько человек, в их числе и я, и командир нашей роты, подвыпивший в пути майор в расстегнутом кителе, с мятой фуражкой в руке. Человек с лихо закрученными усами взял под козырек и для всех нас громко представился: «Я Семенов!» Пьяный майор захлопал глазами , и первой его реакцией был истерический крик: «Врешь!»

То же самое, слово в слово, рассказала и пожилая женщина, только майор, по ее словам, закричал «Оружие!»

Сбылись пророчества главы монгольской ламаистской церкви Живого Будды Богдогэгена Джебцзун-Дамба хутухты, сказавшего хорунжему в 1913 г. в Маньчжурии Семенову: «Ты, Гриша, не умрешь обычной смертью. Тебя минует пуля, не коснется сабля, стрела и копье пролетят мимо. Ты сам позовешь себе смерть.» (Кстати, «Живой Будда» и Семенов были друзьями — атаман, в совершенстве зная монгольский язык, перевел Устав русской кавалерии и помог организовать и обучить три конных полка, составивших основу новой монгольской армии). Пройдя Мировую и Гражданскую войны, Семенов не был даже ранен. Он сам пришел в руки палачей.

На Лубянке рядом с атаманом оказались его бывшие соратники — генералы А. Бакшеев, Л. Власьевский, активные участники Белого движения К. Родзаевский, Б. Шепунов, И. Михайлов, Л. Охотин и Н.Ухтомский.

21 августа 1946 г. на заседании Военной коллегии Верховного суда СССР атаману Семенову было предъявлено обвинение, содержащее 10 пунктов. 26 августа печально знаменитый В. Ульрих — неизменный председатель на всех главных показательных процессах, открыл заседание Военной коллегии. Семенов, первым дававший показания, отлично знал свою участь, был ко всему безразличен и признал предъявленные ему обвинения.

«Вопрос: В чем выразились ваши попытки организации переворота в Петрограде против Советов рабочих и солдатских депутатов?

Семенов: По плану, предложенному мной полковнику Муравьеву, опираясь на один или два военных училища, арестовать лидера большевиков Ленина и расстрелять.

Вопрос: Значит, расстрелять?

Семенов: Да, расстрелять!»

Все 8 подсудимых были признаны виновными в нарушении многочисленных пунктов пресловутой 58-й статьи. Семенова, как «злейшего врага советского народа», приговорили к смертной казни через повешение (не забыли, видно, наказа «самого человечного»!), остальных — к расстрелу, лишь князя Ухтомского к 25 годам и Охотина к 15 годам каторжных работ.

Семенов просил и ему, как русскому офицеру, заменить зачитанную меру расстрелом. Просьба была отклонена.

Когда 30 августа 1946 г. в 11 часов вечера атамана вывели на голгофу, он потребовал присутствия священника — и в этом было отказано под хохот палачей. Двое палачей, наблюдая за конвульсиями еще долго дышавшего в петле атамана, захлебываясь смехом, острили: «Кайся, гад, кайся, скоро ведь задубеешь!» Той же ночью казнили остальных приговоренных — говорят, заодно с ними расстреляли еще с полдюжины «своих».

Спустя полгода один из палачей атамана оказался в Лефортово, где сидел тогда Вячеслав Григорьевич Семенов. Палач, которому светила «вышка», был весел и разговорчив. К смертям он явно привык и не страшился скорой казни. Рассказывая сыну о смерти отца, как тот просил священника, он, смеясь и упирая себя пальцем в лоб, гундосил: «Твой батька, наверно, того… Спятил!»

По данным, полученным от бывших зэков, Лев Павлович Охотин умер на лесоповале в Хабаровском крае в 1948 г., отбыв 2 года из 15; Николай Александрович Ухтомский отбывал свои 25 сперва на Колыме, умер примерно в августе 1953 г. в одном из воркутинских лагерей, пережив на полгода главного палача Сталина. О судьбе детей Григория Михайловича Семенова «Станица» подробно рассказала в уже помянутом номере — здесь, как говорится, ничего не прибавишь.

Ну, а казаки.. Казаки помнят своего атамана. Помяни его, Господи, во царствии Твоем!..

А. Кайгородов

Разработка сайта — рекламное агентство «Образ»
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Дата регистрации : 2013-10-24

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Чт 06 Апр 2017, 20:11

УЧЕНЫЕ РАСКРЫЛИ ТАЙНЫ ПРОИСХОЖДЕНИЯ СКИФОВ

    Антропологи из Московского университета заявляют, что легендарные скифские племена, жившие в южных степях Украины и России, были коренным населением этих регионов, смешавшимся с небольшим числом мигрантов из Центральной Азии, говорится в статье, опубликованной в American Journal of Physical Anthropology.
     Скифы – древний народ, который жил на территории причерноморских и прикаспийских степей в 8-4 веках до нашей эры. В разные исторические эпохи историки Российской империи, Польши и ряда других стран ошибочно считали скифов и родственных им сарматов "основателями" своих наций, не понимая различий между языками славян и ираноязычных племен. Сегодня ученые не менее ожесточенно спорят о происхождении скифов.
"Сегодня существуют две основные гипотезы происхождения скифов. Они могли прийти на территорию Северного Причерноморья из Центральной Азии и коренное индо-европейское население было ими завоевано и ассимилировано. Или же скифы генетически связаны со срубной культурой — объединением племен эпохи поздней бронзы из степей и лесостепей между Днепром и Уралом", — рассказывает Алла Мовсесян, антрополог из МГУ имени Ломоносова, чьи слова приводит пресс-служба МГУ.
Генетические данные и особенности в устройстве скелета и черепа у скифов и их предположительных родичей, как объясняет Мовсесян, могут помочь нам понять, какая из этих двух гипотез верна. Руководствуясь этой идеей, Мовсесян и ее коллега, известный антрополог Варвара Бахолдина, изучили структуру трех сотен черепов скифов из пяти разных популяций этих людей, живших в северных регионах Причерноморья и в Крыму.
Сравнивая мелкие особенности в анатомии черепов у жителей одних и тех же селений, ученые искали мелкие родовые особенности в их структуре, которые бы помогли понять, насколько близки были скифы и более древние жители степей России и Украины, а также различные племена сарматов и современные им среднеазиатские кочевники.
Как объясняет Мовсесян, различные вариации в структуре черепа, такие как дополнительные или непостоянные отверстия, непостоянные швы, отростки, кости в родничках и швах черепа, имеют наследственную природу. Это позволяет прослеживать связи между популяциями, даже не имея данных по устройству их ДНК, с чем, правда, не согласны некоторые генетики.
Определив типичные наборы таких мелких особенностей в структуре черепов для каждого изученного племени, Бахолдина и Мовсесян обнаружили, что обе гипотезы этногенеза скифов были частично верны: скифский генофонд сформировался на основе потомков местной срубной культуры Бронзового века и популяций, мигрировавших из Центральной Азии – андроновской и окуневской культур.
Схожие выводы можно сделать и о происхождении сарматов, однако для этого, по словам ученых, пока не хватает данных. Подобные результаты, как отмечает Мовсесян, в очередной раз опровергают ошибочные представления о том, что скифы и сарматы могли играть какую-то роль в формировании первых племен славян, которые продвигались даже в советские времена.
"Согласно гипотезе академика Рыбакова, изложенной в книге "Геродотова Скифия", часть скифских племен, так называемые скифы-пахари, возможно, приняла некоторое участие в этногенезе славян в силу длительной географической близости. Однако представление о том, что скифы являются прямыми предками славян, не подтверждается ни археологическими, ни антропологическими, ни генетическими или лингвистическими данными", — заключает антрополог.
Вернуться к началу Перейти вниз
ДАШКО



Дата регистрации : 2014-01-17

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 16 Апр 2017, 14:54

Вернуться к началу Перейти вниз
ДАШКО



Дата регистрации : 2014-01-17

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 19 Апр 2017, 16:59

... похоже, по словам и отзывам "дерьмократов" и прощенцев всех мастей- сие ЛОЖЬ...                                                            
                                                                                                                                                                

Воспоминания И.Г. Гентош

Зима 1932–1933 года в Ростове-на-Дону. Мне семь лет. Все чаще я слышу слово «голод». Появляются и другие – новые слова: рабкоп, карточки, боны, торгсин. Мама относит туда свой перстень и пару серебряных ложек – наше семейное богатство. Торгсин для меня – сказка. Я стою у витрин с выставленными там колбасами, сосисками, черной икрой, конфетами, шоколадом, пирожными. Не прошу: прекрасно понимаю, что купить этого мама не может. Самое большое, что ей удавалось купить для меня, – это немного риса и кусочек масла.
Нет, я, единственный и болезненный ребенок, не голодаю. Я не хочу есть мамалыгу, такую красивую на вид, похожую на заварной крем, но, на мой вкус, отвратительную. Ненавижу я и перловку, и меня удивляет, с какой жадностью ее съедает Ленька – мальчик, что живет в квартире над нами и иногда приходит ко мне поиграть. Он тихий, добрый и не задиристый. Всегда как будто бы всех стесняется и боится. Какое-то время спустя я узнаю, что у Леньки умер дедушка, и взрослые говорят, что его не в чем похоронить. Нет гроба. Мне страшно и непонятно: значит, дедушка так и будет лежать у них мертвый дома? Я хочу расспросить Леньку, но он давно уже не приходит к нам. Потом я узнаю, что дедушке сделали гроб из разбитых ящиков и похоронили. А Ленька все не приходит. Лишь спустя много времени мне говорят, что он тоже умер. Они были очень тихими людьми, Ленькина семья, и голодали молча. Умерли самые слабые, старый и малый.
В Ростове в начале 30-х годов мама пошла учиться на курсы РОККа, готовившие медсестер. Кончила она их блестяще и пошла работать в отделение гинекологии Пролетарской больницы. Той зимой мамино отделение, как и многие другие, закрыли и сделали детское. У них лежат беспризорные дети, голодающие. Эти слова я уже хорошо знаю, а беспризорных видела не раз. То на базаре, где один из них – грязный, оборванный – вырвал у мамы из рук кошелек, то по дороге от бабушки вечером у огромного котла, где днем варят асфальт. Он еще теплый, и они спят, прижавшись к нему темной, грязной, страшной кучей. Дома в своей кроватке я напряженно думаю и не могу понять, почему они одни зимой спят на улице? А где же их мамы? На все мои вопросы мне коротко отвечают: «Голод». Но что же такое голод, почему он, понять я так и не могу.

Дома мама часто рассказывает о ребятах, что лежат в их отделении. Некоторых я уже знаю по именам. Сегодня вечером мама уходит на дежурство, а меня не с кем оставить. Я с радостью иду с ней. Мы быстро проходим по коридору и оказываемся в дежурке. Мама надевает халат, а потом говорит, что я могу выйти познакомиться с детьми. Конечно, из-за своей проклятой застенчивости я не решаюсь. Тогда она приводит нескольких ребят в дежурку. Передо мной стоят в длинных, до пола, рубашках с печатями странные существа. Ясно, я понимаю, что они дети, но как же мама могла говорить, что даже хорошенькие?! Как она вообще отличает их друг от друга? Я вижу только обритые наголо головы, покрытые струпьями, невероятно худые и бледные личики с болячками на губах и тонюсенькие, как палочки, ручки.

Понять, кто из них мальчик, а кто девочка, я не могу. Кисти рук тоже покрыты струпьями, временами они задирают свисающие до пола рубашки, и тогда я вижу огромные животы, которые они расчесывают. Их поддерживают тонюсенькие палочки-ножки. По-моему, мама поняла силу моего потрясения и тотчас увела ребятишек. Теперь дома я без конца слушаю рассказы об этих детях. Часто они совсем не предназначены мне, но что можно утаить от ребенка в двух комнатах нашей квартиры? Когда я не хочу пить рыбий жир, она рассказывает, как ребята вырывают у нее из рук ложку с ним, как вылизывают ее. Вечером в кровати слышу, как в другой комнате мама рассказывает, что сегодня удалось вынуть в последний момент из петли в уборной мальчика. Его повесили старшие за то, что не захотел отдать свою пайку хлеба. Я уже все хорошо знаю о чесотке, лишаях, кровавых поносах, выпадающей прямой кишке.

Те, что постарше, бьют во дворе больницы воробьев, пекут в золе костра и съедают с внутренностями и косточками. Я часто слышу о смерти. Всю свою жизнь помнила мама мальчика, совсем маленького. Он умирал долго и трудно. В последнюю ночь она сидела рядом с ним не отходя. Он бредил, метался и в бреду все звал мамку и просил «картопли». Уже рассвело, он вдруг затих, успокоился, широко открыл глаза, осмысленно посмотрел на маму, улыбнулся и сказал: «Мамка пришла, картопли принесла». И умер...
Не война, не блокада, не оккупация, даже не засуха... Богатейший наш юг! Пройдет еще много-много лет, прежде чем я пойму, что причина – еще в одном новом и очень для меня тогда трудном слове коллективизация...
http://maxpark.com/community/129/content/5188703
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Дата регистрации : 2013-10-24

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 23 Апр 2017, 11:38

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Дата регистрации : 2015-02-13

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 25 Апр 2017, 19:19

Нурмухаммет Хисамов
доктор филологических наук, директор
Института языка, литературы и
искусства Академии наук Республики
Татарстан

В народных песнях о Е.И.Пугачёве отражена тоска джигитов по удали и размаху героических дел:
Говорят, что есть царь Пугачёв,
Что ему суконный бешмет тесен.
Что ратные земли по Яику,
Взбудоражив, исходивший — это он.
Повидать бы царя Пугачёва,
Пройтись бы перед ним с поклоном.
Сев на аргамака, достигнув славы,
Ходить бы в Яицких битвах.
(подстрочный перевод)
Примечательно, что народная поэзия не идеализирует бунт и мятеж, а в образе Пугачёва ("царя Петра Фёдоровича") видит легитимную власть. Главным уроком участия татар в Пугачёвском восстании для императрицы Екатерины II было то, что она увидела в татарах реальную силу, с которой необходимо считаться. В 1782 году в Казани создаётся Татарская ратуша, а в 1789 году организуется Духовное управление мусульман. А до этого царское правительство ликвидировало центр христианизации края — Новокрещенскую школу, издало указ, снимающий ограничения для татар в торговых делах и т.д. Таким образом, в империи была объявлена религиозная терпимость.
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Дата регистрации : 2015-02-13

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пт 28 Апр 2017, 05:34

........Крестьянская война 1773—1775 годов под предводительством Емельяна Пугачёва — восстание яицких казаков, переросшее в полномасштабную войну казаков, крестьян и народов Урала и Поволжья с правительством императрицы Екатерины II. Которые на себе испытали гнев НАРОДОВ----- нагайку башкирца, копьё казака, лук татарина и дубину бунтующего мужика..........
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Дата регистрации : 2015-02-13

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 03 Май 2017, 20:31

Восстание под предводительством Е.Пугачева. Казанская губерния в 1 половине XIX в.



ВОССТАНИЕ ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ ЕМЕЛЬЯНА ПУГАЧЕВА
Усиление национального и колониального гнета в XVIII в. вызвало ответные реакции татарского народа. Хотя реформы Петра 1 считаются прогрессивными, они были проведены на костях и крови трудящихся. При строительстве Петербурга на его болотах и подступах к нему погибали десятки тысяч лучших сыновей татарского народа. Только в Кавказском походе Петра 1 против Персии в 1724 г. погибло более чем 30 тыс. солдат-татар.
Татары, не вынося тяжелого национального и колониального гнета, продолжали бежать от своих очагов в Приуралье. Там постепенно копился горючий материал для новых вооруженных выступлений против угнетателей. В 1705—1711гг. татары и башкиры восставали под руководством Алдара и Кучума, в 1735—1740 гг. повстанцы под руководством Акай-батыра дошли до Казани. Согласно преданиям, Акай родился в д. Катмыш (Мамадышский р-н.). В 1755 г. восстание готовил татарский мулла Батырша Мязгильдин. В 1764—1767 гг. поднялись на борьбу крестьяне села Тирса (Агрызский район ТР), в те же годы готовил выступление масс мулла Мурад.
В 1773 г. татары активно включились в крестьянскую войну под руководством донского казака Емельяна Пугачева. Война длилась до 1775 г. Из среды татар вышли талантливые организаторы масс, храбрые командиры, такие как полковники Бахтияр Канкаев, Мясгут Гумеров, Аит Уразметов, Муса Мустафин, Осип Енгалычев, Юскей Кудашев, Давыдов и десятки других. Восставшие добились крупных военных успехов, побед. Овладели такими городами-крепостями, как Яик, Оса, Сарапул, Мензелинск, Елабуга, Заинек, Ижевский, Воткинский и др., осадой взяли Оренбург... Когда восставшие овладели Казанью, в руках правительственных войск остался лишь укрепленный кремль с небольшим гарнизоном. 12 июля 1774 г. к Казани подошли регулярные царские войска. После упорных боев 13—15 июля пугачевцы потерпели поражение, отошли от Казани на правый берег Волги.
В крестьянской войне под руководством Е. И. Пугачева приняли участие многие нации и народности огромной Российско империи.
В 1775 г.Е.И. Пугачев был казнен на Болотной площади в Москве. Народное движение было подавлено. Однако из “пугачевщины” императрица Екатерина II извлекла серьезные уроки. Бесправные народности Урала и Поволжья получили некоторые элементы культурно-религиозной автономии, расширилось мануфактурное производство, организованное татарами: кумачное, мыловаренное, кожевенное, поташное, писчебумажное и др.
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Дата регистрации : 2013-10-24

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пт 12 Май 2017, 20:50

   Становление Донской Казачьей Республики 
    11 мая (по старому стилю 28 апреля) в освобожденной от большевистских отрядов столице Войска Донского - в г. Новочеркасске, собравшиеся казачьи делегаты от станиц и войсковых частей, учреждают Круг Спасения Дона, целью которого является избрание Атамана и выработка решений по будущему устройству земли донских казаков.
Подавляющим количеством голосов на пост Атамана избирается Пётр Николаевич Краснов, который вместе с делегатами Круга 18 мая провозглашает создание демократической казачьей республики – Всевеликого Войска Донского (ВВД).

За очень короткое время жизнь на территории ВВД восстанавливается, благодаря неутомимым и грамотным действиям самого Атамана, созданного им правительства и сформированной ими Донской армии.
Несовершеннолетняя молодежь отчисляется из партизанских отрядов и садится за парты в школах, восстанавливается работа предприятий, перестраивающих своё производство на нужды обороны, за считанные месяцы от большевистских орд очищается вся территория ВВД, в которой налаживается добротная, по-казачьи скроенная жизнь.

Иметь под боком цветущий край со свободными людьми, живущими по Закону и по Праву, и не допускающими беззаконий и вседозволенности в системе организации своей жизни, к тому же способными эти ценности отстоять с оружием в руках, большевистская власть не могла и полчища красной армии двинулись на Дон.
Именно тогда, в воспаленных головах большевистского руководства вызрели человеконенавистнические директивы относительно казаков:

«… Провести массовый террор против богатых казаков, провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам…»
«… Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо будет рано или поздно истребить, просто уничтожить физически…»
«…сжечь восставшие хутора. Беспощадно расстреливать всех без исключения лиц, принимавших прямое или косвенное участие в восстании… необходимо массовое взятие заложников из соседних к восставшим хуторам…»
Эти выдержки из официальных директив советского руководства - лишь тысячная часть того, что стремилась устроить на донской земле большевистская власть.

Два года (!!!) казаки бились насмерть за свою свободу, за своё достоинство, за право жить на своей земле так, как того хотел сам народ. Но силы были слишком неравны и в 1920 году территориально ВВД перестало существовать, утопленное в крови и практически полностью сожженное до тла, с уничтоженным больше чем вполовину населением…
Помянем в этот день всех, кто сложил свои головы в неравной схватке, тех, кто испытал последующее изгнание со своей земли, замученных в лагерях, но не сдавшихся, и примером своей стойкости показавших будущим потомкам, что есть достоинство свободного человека.
И несмотря на то, что и сегодня, пусть не так жестоко и кроваво, но так же последовательно и упорно, продолжается уничтожение всего свободного и здорового в казачьих душах - эту память и этот пример в казаках не вытравить. Как бы ни старались сегодня его изгадить те, кто, надев казачью форму и назвав себя "казаком", попирает это достоинство и принципы казачьей свободы, уничтожив их в себе самих и уничтожая их уже у тех, на кого укажут их кураторы.
Память о людях, явивших нам этот пример, жива и она будет жить до тех пор, пока живы будут потомки, принявшие от своих предков самое ценное – стремление к свободе, к жизни в правовом сообществе равноправных граждан, и личное достоинство, не позволяющее попирать эту свободу и право, отстаивая их всю свою жизнь, своим личным примером и своей личной ответственностью.

На фото: 
1. Председатель Круга Спасения Дона есаул Г.П. Янов.
2. Избранный Атаман ВВД П.Н. Краснов.
3. Командующий Донской Армией С.В. Денисов.
4. Начальник штаба Донской Армии И.А. Поляков. 
5,6. Большевистские плакаты о войне с Доном.
7. Галерея доблести и чести с портретами Атаманов и военачальников Донской Армии, боровшихся с большевизмом.







Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 16 Май 2017, 20:27


Главная » Статьи » Знаменитые казаки
Александр Ильич Дутов
Александр Ильич Дутов

Родился в семье казачьего офицера-дворянина в городе Казалинск Сырдарьинской области (ныне Казахстан). В 18 лет закончил знаменитый в своё время Оренбургский Неплюевский кадетский корпус. Затем успешно закончил курс обучения в столичном Николаевском кавалерийском училище, из стен которого вышел в чине хорунжего. Затем успешно сдал экзамены в Николаевскую академию Генерального штаба.

Однако учёба в ней прервалась, едва успев начаться. Началась Русско-японская война 1904–1905 годов. Слушателей академий на неё не отправляли. Казачий офицер отправляется на поля Маньчжурии добровольцем (волонтёром), однако воевать ему пришлось в 5-м сапёрном батальоне. Потому и наградой ему за проявленную доблесть стал армейский чин поручика.

Доучился в Академии Генштаба Александр Дутов уже в 1908 году. После этого три года служил в Оренбургском казачьем юнкерском училище. Преподавал тактику, конно-сапёрное дело, топографию.

В 1912 году он назначается командиром сотни 1-го Оренбургского казачьего полка. Первую мировую войну он прошёл в рядах этого полка, имевшего славную биографию. В чине войскового старшины он был сперва помощником полкового командира, а затем стал и командиром.

После Февральской революции, в ходе которой канула в историю династия Романовых, в марте 1917 года в Петрограде прошёл 1-й Общеказачий съезд. Энергичный, умеющий сказать веское слово войсковой старшина Дутов был избран заместителем председателя Временного совета Всероссийского союза казачьих войск.

В июне он возглавил работу 2-го Всероссийского казачьего съезда, став председателем Совета Всероссийского союза казачьих войск. Своего отрицательного отношения к происходящему развалу русской армии Дутов не скрывал, сразу встав на сторону Белого дела. Оказал большую моральную поддержку генералу от инфантерии Л. Г. Корнилову во время так называемого «Корниловского мятежа».

В сентябре 1917 года чрезвычайный Оренбургский войсковой круг произвёл А. И. Дутова в чин полковника и избрал его войсковым атаманом Оренбургского казачьего войска. Временное правительство назначает его своим главноуполномоченным по продовольственному делу в Оренбургской губернии и Тургайской области (с полномочиями министра).

Оренбургский край в отечественной истории стал одним из первых очагов Гражданской войны в России. 17 октября атаман Дутов в Оренбурге поднял антибольшевистский мятеж. Он был подавлен в январе следующего, 1918 года, поскольку первоначально широкие казачьи слои не поддержали выступление белых.

Тогда крупные отряды красных под командованием Блюхера и Ермакова вновь овладевают городом Оренбургом. Дутов отступил к казачьему Верхнеуральску, где сумел набрать довольно сильный отряд.

Белоказаки вновь отбивают у красных войсковую столицу. Однако отряды Блюхера наносят им повторное поражение в боях за Оренбург.

Дутовцам пришлось отступить в Тургайские степи. Там атаман создаёт новые казачьи части для борьбы с советской властью. В мае 1918 года он присоединяется к мятежу Чехословацкого корпуса, который на то время являлся составной частью французской армии.

Белые оренбургские казаки (около семи тысяч человек) переходят в наступление. Они занимают войсковую столицу город Оренбург, а также города Челябинск, Троицк, Верхнеуральск. К июню 1918 года Дутов «ликвидировал большевизм на юге Урала».

В июле атаман вошёл в состав Комитета членов Учредительного собрания и был назначен его главноуполномоченным по территориям Оренбургского казачьего войска, Оренбургской губернии и Тургайской области. Он продолжал выступать за продолжение Россией войны с Германией на стороне Антанты. На Уфимском государственном совещании был избран председателем казачьей фракции.

В октябре 1918 года войска атамана Дутова входят в состав армии адмирала Колчака. К концу того года белоказачья Оренбургская армия состояла из двух корпусов по две дивизии в каждом корпусе. В декабре того же года следует производство Дутова в генерал-майорский чин.

Верховный правитель России адмирал Колчак назначает новоиспечённого казачьего генерала командующим своим Юго-Западным фронтом, который затем преобразуется в Отдельную Оренбургскую армию. Она состояла из 45-ти полков и почти 75-ти тысяч казаков. Следует назначение Дутова и главным начальником Южно-Уральского края.

В апреле 1919 года Верховный правитель России Колчак назначает Александра Ильича Дутова, уже генерал-лейтенанта, походным атаманом всех Казачьих войск России. До этого он был назначен Уфимской директорией походным атаманом всех Сибирских казачьих войск.

Между тем события на Восточном фронте Советской России стали развиваться не в пользу Белого движения. Дутовские казачьи войска прикрывали сперва Башкирскую и Оренбургскую области. В сентябре 1919 года атаман Дутов вступает в командование армией, сформированной на базе Южной группы колчаковских сил.

Сегодня можно сказать, что успешное наступление Красной армии на юге Урала, где ей противостояла белоказачья Оренбургская армии, было обусловлено в немалой степени тем, что дутовские войска поразила эпидемия тифа, и тысячи белых бойцов оказались в тифозных бараках без какой-либо серьёзной медицинской помощи.

Осенью 1919 года в рядах дутовской армии началось разложение: та часть казаков, которая была мобилизована на Гражданскую войну, стала тысячами расходиться по домам, целые полки переходили на сторону красных. После поражения под Актюбинском остатки дутовских войск ушли в Семиречье.

Остатками армии их можно было назвать с известной натяжкой. В ходе отступления вокруг атамана Дутова собралось почти 20 тысяч белых войск: Оренбургский корпус генерала Бакича, 3000 казаков с атаманом 4-го отдела войска Захаровым, казачья бригада «белого партизана» Разумника-Степанова.

Этот поход остатков Оренбургской армии генерал-лейтенанта А. И. Дутова от Актюбинска на юго-запад к Семипалатинску и далее, на юг к Сергиополю, а затем на Копал — ещё одна страница трагических «Ледяных походов» Белых армий. Однако из-за отсутствия продовольствия у дутовцев их поход можно ещё назвать и «Голодным».

Там белые оренбургские казаки влились в состав Семиреченской армии атамана Анненкова. Тот назначает Дутова генерал-губернатором Семиреченской области. Однако Красная армия неумолимо приближалась главными силами и сюда.

Белые стали отходить к китайской границе. Вместе с анненковской Семиреченской армией белоказаки Дутова в конце мая 1920 года перешли через перевал Кара-Сарык в китайский Туркестан, то есть ушли в белую эмиграцию. Дутов оказался в городе Суйдун провинции Синьцзян.

Китайские власти интернировали отряды белых, почти полностью разоружив их. Однако на противоположной стороне границы отлично понимали, что такой авторитетный белоказачий лидер, каким являлся Дутов, оружия в борьбе против советской власти не сложит. И что его надо обезвредить в самое ближайшее время.

В Синьцзян был послан отряд красных разведчиков, которым командовал чекист Камысхан Чанышев. По эту сторону границы в заложниках оставались десять его родственников, которые должны были быть через семь дней расстреляны в случае невыполнения приказа о ликвидации белого генерала. Поэтому Чанышеву приходилось спешить.

7 марта 1921 года его человек, Махмуд Хаджамиров, застрелил в упор (было сделано два выстрела из револьвера) атамана Дутова прямо в его кабинете. Покушавшимся удалось скрыться — ускакать из Суйдунской крепости. Дутов был похоронен в соседнем городе Кульдже.
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 16 Май 2017, 22:34

Вернуться к началу Перейти вниз
Алексей



Очки : 615
Дата регистрации : 2013-11-11

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Чт 18 Май 2017, 22:27

Красные, желтые, белые

Резолюция митинга

«Митинг китайских красноармейцев, обсудив происки агентов Антанты, ставящих целью убедить общественное мнение, будто китай­ские красноармейцы формируются насильственным образом в Рос­сии и будто китайские граждане не выпускаются из России на родину, заявляет:

1) Все попытки опо­рочить добровольное формирование китайских интернациональных частей в России и Сибири напрасны.

2) Советское прави­тельство не только не чинило препятствий к свободному выезду китайцев за границу, но и, наоборот, всеми мерами содействует ему. До начала чехословацкого восстания на родину эвакуировалось свыше 40 000 китайцев (…).

3) Формирование отрядов про­исходит по почину самих китайских рабочих (…). Никакие наветы, ни угрозы, ни жестокости, учиняемые войсками Колчака, Деникина и Юде­нича над китайцами, не запугают китайцев. Мы, китайские красноармейцы, проливаем кровь за освобождение угнетенных народов и за всемирную революцию, (…) являемся первым ядром китайской революционной армии, идущей рука об руку с русскими и другими интернациональными отрядами на помощь рабочим и крестьянам Китая и всего Востока. (…) Да здравствует Российская Социалистическая Республика! Да здравствует китайская Красная Армия! Да здравствует всемирная революция!»

(«Известия», 30 декабря 1919 года. Резолюция прошедшего в Москве митинга китайских красноармейцев.)

«Мы, китайские красноармейцы…»

Участие китайцев в нашей Гражданской войне - страница, про которую долго старались не вспоминать. Может, и совсем бы забылась, да куда деть классику - Шолохова, Бабеля, Булгакова, Николая Островского? Очень разные писатели, они создавали книги о Гражданской по свежим воспоминаниям. И у каждого упоминаются китайцы, воюющие за большевиков.

Дело не только в том, что экзотичные, желтолицые, раскосые солдаты обращали на себя внимание. Их было много! Тут полк, там батальон, здесь рота… Дисциплинированные, упорные в бою, красные китайцы дрались везде - под Питером, в степях Украины, на Урале, в Сибири, на Дону. И невольно возникают вопросы - откуда они взялись? Куда делись потом?

Экономическая миграция

Китайцы (кроме тех, что издавна жили на Дальнем Востоке) в России оказались в Первую мировую. Свои мужики были на фронте, а экономика требовала рабочих рук. По договоренности с царским правительством китайские подрядчики начали эшелонами завозить в Россию земляков. Власти были в восторге: ехали люди, готовые за мизерную плату валить лес, тянуть дороги, класть рельсы. При этом - непьющие, спят вповалку в бараках, едят любую бурду. А дисциплина! Китайские паханы-подрядчики свои бригады держали в железном кулаке. Причем если русских рабочих листовками и речами могли разложить революционеры, то с китайцами агитаторы бессильны: языка-то не знают! Таких рабочих по самым минимальным подсчетам было ввезено более 150 тысяч.

Красные и белые

Все бы хорошо, но в 1917 г. в России произошла революция. И плюсы обернулись минусами. Трудяги-китайцы ехали сюда за заработком. Хозяйственный механизм рухнул, заработки кончились. Что делать человеку, который в один миг стал никому не нужен? На чужой земле, среди чужого языка?

Русские разделились на белых и красных. Сама логика событий толкала китайцев к красным. Белым они были просто не нужны: хоть на Луну летите, только не путайтесь под ногами… А красные никого не отталкивали. Дело не только в интернационалист­ских лозунгах. Новые властители быстро учились исконной имперской науке разделять и властвовать. Против бесчисленных крестьянских восстаний активно использовались латышские стрелки, недавние пленные австро-венгры - и те же китайцы. А даже если и не крестьянский мятеж, если просто воевать с Добровольческой армией? Эти - иноязычные - уж точно не переметнутся на сторону врага, им некуда дезертировать.

Без женщин жить нельзя на свете

Гражданская война кончилась. По переписи 1926 г. в СССР китайцев жило порядка 100 тыс. - тут и коренные дальневосточные, и недавние красные герои, и просто заброшенные судьбой безответные трудяги, готовые на любую работу за кусок хлеба. Выходили китайские газеты, были театры. В Сибири китайцы вкалывали, в основном, на тяжелых работах, в европейской России держали мелкие промыслы вроде прачечных. В Москве, например, были товарищества-прачечные «Пекинский труженик», «Китайская артель», «Гоминьданский пролетарий».

В октябре 1937 г. этнических китайцев выслали с Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан Дальше они, как пишет А. Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ», «взяты были в северные лагеря и вымерли». Добавляет: «Та же участь постигла китайцев - уча­стников Гражданской войны, если они заблаговременно не умотались».

Ну а те, кто уцелели? «Растворились», - отвечали мне специалисты-этнологи. «Как это?» «Да очень просто». Мы ведь все время говорим о китайцах. И ни разу - о китаянках. На заработки ехали мужики. Жили они разрозненно, в разных городах малыми группами, женились уже на местных женщинах. Дети рождались полурусскими, росли в русской среде, по-русски говорили, внуки - тем более. И сегодня лишь характерный разрез глаз да семейные предания напомнят какому-нибудь нашему читателю о предке, что когда-то из Хубэя или Шаньдуня приехал на заработки - а в итоге утверждал тут мировую революцию. Но поди разбери в нашей стране, кто какой крови!

Сумеет ли Россия впитать и ассимилировать крупные китайские анклавы, которые неминуемо возникнут, если нынешние экономические проекты реализуются? Как эти анклавы поведут себя, если опять случатся кризисные времена (а от кризисов не застрахована ни одна страна)? На эти вопросы отвечать уже послезавтрашним историкам.

На другой чаше весов

Вместе с латышскими стрелками китайцы охраняли Ленина, Троцкого. Служили в карательных отрядах. Дрались на всех фронтах. Белые их ненавидели (в селе Троица под Пермью до недавнего времени стоял памятник 250 пленным китайским красноармейцам, расстрелянным колчаковцами). Китайцы отвечали взаимностью. Дипломаты добивались их высылки на родину (вспомните митинг, с которого начали рассказ).

Но тем, кто жаждет предъявить китайцам исторический счет, напомним: кончилась Гражданская война - и именно Китай дал приют сотням тысяч русских эмигрантов. Кстати, там полыхала своя междоусобица - и множество недавних русских белогвардейцев нанималось в войска местных маршалов.

«Что-то другое…»

Григорий Мелехов в «Тихом Доне» размышляет: «Китайцы к красным добровольцами поступают и за хреновое солдатское жалование каждый день рискуют жизнью. Да и при чем тут жалованье? Какого черта на него можно купить?.. Стало быть, тут корысти нету, что-то другое…»

«Красные китайцы» считались добровольцами. Сегодня их нередко называют наемниками. Своя логика есть - вспомнить хотя бы характеристику китайского батальона из воспоминаний Ионы Якира: «Жизнь легко отдавали, а плати вовремя и корми хорошо». Но и шолоховский герой прав: что в Гражданскую войну купишь на деньги?

Деньги были для китайцев скорее индикатором, показателем того, что новый наниматель (советская власть) че­стно выполняет обязательства. Реально же большевики предложили китайцам нечто большее: повышение социального статуса. Самоуважение.

Вот герой Гражданской войны Жэнь Фучень, командир 225-го Китайского интернационального полка (погиб в конце 1918-го). Дома, в Китае, он закончил лицей, военное училище, был подполковником. Знал, кроме родного, английский, японский, корейский и русский. В 1911-м в Китае началась Синьхайская революция, в ходе которой, видимо, военная карьера Жэнь Фученя сломалась: дальше он объявляется в России подрядчиком, привезшим в Алапаевск партию китайцев. Весной 1918-го уже формирует из них воинскую часть. Можно, конечно, поверить, что 34-летний битый жизнью Жэнь вдруг искренне уверовал в коммунизм. Но, может, все проще? Умному, сильному, смелому мужику, профессиональному военному, которого жизнь уже, казалось бы, растерла сапогом, предложили на почетных условиях вновь заняться привычным командирским делом - неужто откажется? А дальше ему только зубом цыкнуть - враз вся подначальная команда запишется «добровольцами», пусть и не сильно понимая, за что будет воевать. И не проиграют. Были «китаезы», «ходи», растерянные, голод­ные, оборванные - стали элитными частями новой власти. Форма. Пайки. Опять же жалование. Ну а пуля… Все равно в Россию нелегкая занесла!

В 1919 г. будущий советский журналист №1 Михаил Кольцов работал репортером непартийной газеты «Киевское эхо». Цитата из его очерка «Китайские будни»:

«Мне довелось видеть первые советские китайские отряды. Просторные казармы у Воробьевых гор, чисто выметенные полы, ряды винтовок, низко стриженные головы. Короткие фразы-команды. Коммунистические воззвания на стенах. Портрет Ленина. Косые глаза. Медленные, конфузливо-бесстыдные улыбки на темных лицах. Высокий, визгливый смех. И тщательное долгое умывание из крана.
(…) Так же буднично и старательно, как по утрам желтые красноармейцы мыли свои жесткие, круглые головы, пошли они теперь на Волгу и на Украину, стреляют в черные незнакомые дома, опустошают кумирни незнакомых и ненужных им богов».
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пн 22 Май 2017, 19:50

3 часа назад, источник: ИА REGNUM
Город на костях: В центре Ростова-на-Дону обнаружено кладбище меотов
Археологи подняли 15 скелетов.
Археологи исследуют кладбище меотов, найденное в ходе реконструкции к ЧМ-2018 улицы Станиславского в Ростове-на-Дону. Эти древние племена (предки адыгов) поселились на восточном и юго-восточном побережьях Азовского моря в I веке нашей эры. Пока точный возраст останков выясняют в лаборатории, учёные предполагают, что найдены скелеты на территории древнего Ростовского городища, передает корреспондент ИА REGNUM 22 мая.
Историки считают, что Ростовское городище было основано в I—III вв.еках нашей эры. Предположительно, поселение в III веке стерло с лица земли нашествие гуннов. Впоследствии его территорию определили в 1926 году.
Согласно перечню объектов культурного наследия Ростова-на-Дону, Ростовское городище входит в список памятников археологии города, состоящих на государственной охране. Территория древнего поселения находится в границах улицы Чехова — проспекта Ворошиловского — улицы Седова — улицы Береговой. Исследования этой территории продолжатся до декабря 2017 года.
Ростов-на-Дону ученые называют уникальным городом, так как стоит на месте сразу нескольких древних поселений. В учебном пособии заведующего кафедрой археологии и истории древнего мира ЮФУ Алексея Кияшко говорится о 10 меотских городищах: Хапровском, Мокро-Чалтырском, Сухо-Чалтырском, Нижне-Гниловском, Темерницком, Ростовском, Кизитериновском, Кобяковском, Крепостном и Подазовском.
Напомним, что реконструкция улицы Станиславского началась в марте 2017 года. Электрический транспорт пустили пока в обход — по «трамвайной» улице Горького. Как ранее сообщало ИА REGNUM, стоимость работ составит около 1 млрд рублей. Разработка проектно-сметной документации началась ещё в 2014 году, но постоянно дорабатывалась. В итоге проект был одобрен осенью 2016 года.
Предполагается, что проезжую часть вымостят плиткой, предусмотрено строительство системы ливневой канализации, частичное переустройство подземных коммуникаций. Реконструкция улицы Станиславского позволит частично разгрузить Красноармейскую, Большую Садовую и Береговую улицы.
Ожидается, что работы на Станиславского завершат аккурат к проведению мундиаля — в мае 2018 года.
Особенно богат на находки, представляющие научный интерес, был 2015 года. Так, в Ростове-на-Дону на месте будущего коттеджного поселка в районе Ростовского моря археологи нашли погребения, датируемые II тысячелетием до нашей эры. И это редкость, признали тогда историки.
«Впервые с 80-го года я столкнулся с такой находкой. В одной камере, предположительно, покоились останки взрослых и детей. Возможно, здесь была погребена целая семья. Все 18 погребений друг на друга не похожи и соединяют в себе две культуры — эпохи средней и поздней бронзы», — сказал руководитель археологической экспедиции Игорь Гудименко.
В том же году членам экспедиции Института археологии РАН удалось обнаружить в окрестностях будущего аэропортового комплекса «Платов» нетронутое сарматское погребение.
«К сожалению, большинство из этих захоронений было ограблено ещё в древности. Но нам повезло, в кургане 1-го могильника Чеботарев V мы обнаружили нетронутое и очень богатое погребение сарматского времени. Согласно исследованиями античных историков, женщины у сарматов принимали участие в военных действиях, выполняли жреческие функции. Косвенным подтверждением этому может служить находка оружия в этом погребении: ножи, мотыжки, заготовка меча с волютовидным навершием», — отмечал ранее один из руководителей экспедиции Роман Мимоход.
C приложением «Новости Mail.Ru» — читать удобнее!
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 31 Май 2017, 09:31

«Голос совести» в Русском Освободительном Движении. - Казаки, Пётр Краснов - наш АТАМАН [entries|archive|friends|userinfo]

Казаки, Петр Краснов - наш АТАМАН!
[ Информация о сообществе | Информация... ]
[ АРХИВ СООБЩЕСТВА | Архив... ]
«Голос совести» в Русском Освободительном Движении. [May. 14th, 2007|06:27 pm]
Share Next Entry

kazaki_orenburg
[andrej_kuksa]
«Голос совести» в Русском Освободительном Движении.

В канун памятной для русского народа и казачества даты – 60-летия со дня «законной» казни в 1947 г. казачьих атаманов и русских генералов, воевавших против Сталина на стороне немцев, православная газета «Голос Совести» поместила статью П. Мультатули «Наследники Курбского», посвященную данной теме. Хотя сам автор близок к потомкам династии Романовых и недавно выпустил книгу об убийстве царской семьи, но в данной статье он выступает как явный апологет Советов и Сталина, почитание которого усиливается в высших кругах страны, включая и церковные.
Являясь правнуком одного из расстрелянных слуг царя и юристом по образованию, П. Мультатули в то же время прибегает к явным подлогам и нечистоплотности в своих доводах и выводах, в унисон тем же следователям НКВД – МГБ повторяя давно выработанную ими точку зрения, лишь приукрашивая её своими полутаинственными размышлениями.

Потому чрезвычайно важно в данные вопросы внести ясность, ибо до сих пор не понятна для подавляющего большинства та внутренняя сила, которая двигала Русским Освободительным Движением и продолжает стучаться в сердца всех, кто действительно любит свою Родину, не отождествляя её с антинародной властью. Очень важно понять и различать, что наполняло эту силу внутренне - чувство затаённой обиды и жажда мести, или же в ней было что-то от «той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих»? (Иоан.15:13)
Со стороны «просоветских» исследователей всегда встречается изначально предвзятое отношение к тем, кто когда-то был осуждён советской властью. И эта предвзятость почему-то чаще всего воспринимается ими как позволение клеветать и опорочивать то, в чём они не желают, да и не могут толком разобраться и увидеть светлые стороны тех событий, которые взялись изучать. Всё это и видно в упомянутых статьях П. Мультатули.
Начнём же мы с известной и, может быть, самой яркой личности Русского зарубежья – атамана П.Н. Краснова.
П. Мультатули пишет о П.Н. Краснове следующее: «По своим политическим убеждениям Краснов заявлял себя как монархист. Что не мешало ему повторять грязные сплетни и клевету на Государя и особенно на Государыню. Эта клевета нашла отражение и в романе Краснова «От двуглавого орла до Красного знамени».» - Это ложь. В данном романе нет никакой клеветы на Государя и Государыню. Есть только некоторые высказывания в их адрес со стороны второстепенных героев, но на это есть право автора, да и выглядят они как личное мнение и не более того. Поэтому в данном случае П. Мультатули следовало бы уточнить – что именно он имеет в виду?
Ещё, по утверждению П. Мультатули, «Краснов … выдающимися умственными способностями он не отличался. Всем мыслящим русским людям уже в марте-апреле 1917 года было понятно, что Временное правительство ведет Россию не к конституционной монархии, а к республике». Это также неверно - очень многие верили в монархию. Монархистами оставались до конца гражданской войны, вплоть до части генералов и офицеров, например, в стане А. Колчака и подавляющее большинство среднего звена офицерства, ставшего в дальнейшем в эмиграции РОВСом.
Во время же самого «февраля» это ощущение было основным, как например, отмечает историк С.Г. Пушкарёв: «После переговоров с представителями Временного правительства великий князь Михаил Александрович (!-д.А.) не решился вступить на престол. В разгар революции он отказался принять власть прежде, чем Учредительное собрание решит вопрос о будущей форме правления в России». /С.Г. Пушкарёв. «Россия 1801-1917: Власть и общество»./
О способностях П.Н.Краснова есть многочисленные отзывы исследователей, изучавших его произведения, а также и людей, знавших его лично. Так, например, знаток литературы русского зарубежья, доктор исторических наук А.И. Ушаков пишет: «Краснов отличался не только метким словом, но и меткой стрельбой, лихой джигитовкой и умением руководить». /А.И. Ушаков. «История гражданской войны в литературе русского зарубежья», М., 1993/
Советуем, также внимательно прочесть и эмигрантский «Казачий справочник», где говорится: «На посту атамана ген. П.Н.Краснов показал, что он руководствуется народными желаниями, считается с переменами, созданными февральской революцией и не заставит Казаков служить русской реакции. Оправдал также дове¬рие, как прекрасный организатор и военный вождь».
Дальновидность деятельности П.Н.Краснова вполне оценили в самой эмиграции: «Мы не будем останавливаться здесь на политической деятельности П.Н.Краснова, история скажет о ней своё слово, мы только можем отметить, как, увы, прав был П.Н., не веря тем, от кого так естественно ждала помощи истекающая кровью Россия. Но мы должны вспомнить, как в результате работы бывшего Атамана из обломков Донской области, из разнузданных фронтовиков, была создана Донская армия, армия на принципах регулярности». /Казачье зарубежье. П.Н.Краснов «Любите Россию!» Сост. К.Н.Хохульников, Ростов-на-Дону., Терра, 1999/
Также не соответствует истине и свидетельство автора об отношении П.Н.Краснова к Керенскому, ибо основано на лукавом цитировании. В главе 15-й книги П.Н.Краснова «На внутреннем фронте» под названием: «Чем был для меня Керенский» написано следующее: «Я никогда, ни одной минуты не был поклонником Керенского. Я его никогда не видал, очень мало читал его речи, но всё мне было в нем противно до гадливого отвращения.
Противна была его самоуверенность и то, что он за все брался и все умел. Когда он был министром юстиции", я молчал. Но, когда Керенский стал военным и морским министром, все возмутилось во мне. Как, думал я, во время войны управлять военным делом берется человек, ничего в нем не понимающий! …
Он разрушил армию, надругался над военною наукою, и за то я презирал и ненавидел его. А вот иду же я к нему этою лунною волшебною ночью, когда явь кажется грезами, иду, как к верховному главнокомандующему, предлагать свою жизнь и жизнь вверенных мне людей в его полное распоряжение?
Да, иду. Потому что не к Керенскому иду я, а к родине, к великой России, от которой отречься я не могу. И если Россия с Керенским, я пойду с ним. Его буду ненавидеть и проклинать, но служить и умирать пойду за Россию. Она его избрала, она пошла за ним, она не сумела найти вождя способнее, пойду помогать ему, если он за Россию...»
Только это последнее предложение и было процитировано П.Мультатули, позволив на его основе утверждать: «Как бы там ни было, Краснов в начале безоговорочно поддерживает Керенского... После большевистского переворота Краснов полностью на стороне Керенского.»?! Создаётся впечатление, что не в порядке со способностями отличать черное от белого у самого автора статьи. Дальше – в том же роде.
Причиной появления П.Н.Краснова на Дону в 1918 г. было по П. Мультатули, «бегство», а не полный развал русской армии, когда в ней уже нечего было делать, и всякий нормальный человек возвратился домой. А попытка спасти Дон от большевистской заразы и согласие принять на себя атаманскую власть по настоянию донцов в статье показана как «сепаратистское стремление» атамана с целью раздробления России на руку большевикам.
При всём этом П. Мультатули не замечает, как сам противоречит себе. Описывая «дружбу» П.Н.Краснова с Керенским и поражение под Царицыном от Сталина, он пишет: «в 1941 та же логика не подсказала генералу выступить на стороне Сталина!» Интересно – по какой логике следует служить в 1941-м тому, кого не добил в 1918? И разве не знает П. Мультатули, что Сталин к началу войны не был всенародно избранным, а тайком заменил собою любимца партии и народа Кирова на XVII съезде?
О причинах же поражения П.Н.Краснова под Царицыном автор также многое не договаривает. Всякий серьёзный исследователь белого движения знает, что решающую роль в победе красных сыграл недостаток умственных способностей не у П.Н.Краснова, а у А.И.Деникина, не оказавшего поддержки своему главному помощнику в поставке оружия, получаемого от той же Германии. Потому-то А.И.Деникин и симпатичен современным властям РФ, что оказал своей неуклюжестью неоценимую услугу в «завоеваниях октября».
Однако, чтобы писать о нём, следует хотя бы знать содержание учебников истории. Даже здесь черным по белому написано: «Острые противоречия в регионе между Добровольческой армией, казаками, многочисленными народами Кавказа не позволили антисоветским силам организовать мощное наступление…». /История России XX век. М., 1997./
П.Н.Краснову вменяется в вину его симпатии к Германии? Обратимся к источникам: «Генерал Головин, оправдывая политику Краснова, писал, что «в создавшейся обстановке ему (т.е. П.Н.Краснову) ничего другого не оставалось делать, как всё-таки вступать в соглашение с немцами. Ведь Дон являлся непосредственным соседом оккупированной немцами Украины». /А.И. Ушаков. «История гражданской войны в литературе русского зарубежья», М., 1993. с. 81/
О литературной деятельности П.Н.Краснова мы сегодня имеем уже достаточно полное представление по его изданным и продолжающим издаваться книгам. Роман «От двуглавого орла к красному знамени» многими критиками поставлен выше «Войны и мира» Л. Толстого, а «Воспоминания «На внутреннем фронте» и «Всевеликое войско Донское» являются, пожалуй, образцом мемуарного жанра. Им написан целый ряд исторических романов и повестей… Пожалуй, все произведения Краснова объединяет одно – прекрасный, чистый литературный русский язык». /А.И. Ушаков. Указ.,с. 113/
Для П. Мультатули же: «Произведения Краснова имеют, конечно, в первую очередь не художественное, а политическое значение. Красной нитью в романах генерала проходит ненависть к еврейским комиссарам, русским красным и жажда мести и реванша за проигранную войну». Воистину, реплика в строгих традициях партийно-подсоветской эпохи, исключающая всякую любовь к Родине и Церкви, не говоря уже о врагах. Ибо «жажда мести» и желание вернуть свои богатства как единственная причина, заставлявшая русских офицеров бороться с Советами, называлась всегда только коммунистами и их приспешниками. И это о тех, кто часто не имел, «где приклонить голову»! (Матф.8:20)
О самостоятельности Дона вопрос стоит отдельно, но следует сказать, что казачество всегда стремилось сохранить свою независимость, очень чутко относясь ко всем действиям России, потихоньку превращавшей Дон в свои владения. Так, ещё: «В 1904 г. — На Дон приш¬ли тревожные слухи о наме¬рении Русского правительст¬ва провести новые реформы и уничтожить последние ос¬татки древних казачьих прав. Говорили, что администра¬тивное устройство на Донской земле будет приравнено к губернскому, а население ее должно будет отказаться от всех остатков демократи¬ческих обыкновений и сравняться в правах и обязанно¬стях с другими жителями империи». /Казачий словарь-справочник./
Поэтому вопрос о самостоятельности Дона поднимался и на Общеказачьем Съезде в августе 1917 г., и в 1918-1919 гг., и когда началась война 1941-1945 гг. Это было проявление национального мышления, через которое проходило и религиозное ощущение необходимости существования такой земли в государстве, которая бы соответствовала библейским городам - убежищам в Израиле. (Чис.35:9-14) Донцы мыслили категориями Священного Писания!
Атаман П.Н.Краснов был всегда не только верным сыном Дона и Отечества, но и одним из первых представителей Русского Освободительного Движения, которое в годы Гражданской войне не просто именовалось, но было исключительно Добровольческим. Верность ему, как и любовь к России, он пронёс через всю свою жизнь, что видно из его завещания своему внуку Н.Н.Краснову, сказанному перед самой казнью 16 января 1947 г.: «Что бы не случилось – не смей возненавидеть Россию. Не она, не русский народ – виновники всеобщих страданий. Не в нем, не в народе лежит причина всех несчастий. Измена была. Крамола была. Недостаточно любили свою родину те, кто первыми должны были ее любить и защищать. Сверху всё это началось, Николай. От тех, кто стоял между престолом и ширью народной…» /П.Н.Краснов. «На внутреннем фронте»./ Это Добровольческое движение, возникшее как протест в ответ на зверства большевиков в 1919-1920-е годы, ждало своего часа и перед войной 1941-1945 гг.
Для П. Мультатули верность этому движению дает повод утверждать, что: «Краснов, конечно, предатель, но он предатель так сказать объективный, в широком смысле этого слова, он предатель исторической России, её прошлого (!) и будущего, по большому счёту, он предатель и казачества, ввергнутого им в кровавую бойню за чуждые нацистские интересы…»
И это всё говорится без учёта мнения того же самого казачества, в котором авторитет бывшего атамана всегда был и остается чрезвычайно высоким! Да и не только в казачестве…
Давно уже следует понять, что есть разница между любовью к России, устрояемой по заповедям Божиим, и к России, захваченной безбожниками и переделываемой ими в СССР. Даже ещё А. Герцен ставил в свое время вопрос о границе между любовью к Родине и к правительству. Она многим даже до сих пор не видна, но для тех, кто изначально увидел ложь большевизма, по выражению П.Н. Краснова, на месте России было огромное красное пятно под названием «ЧУМА». Исцеление же от неё могло прийти только извне, от незаражённых здоровых элементов.
В этом главная причина того, что вторжение Германии и немецким народом, и Зарубежной Церковью, и русской эмиграцией было принято как действие Божие, во время которого нельзя было сидеть сложа руки всем неравнодушным. А то, что в СССР царит «ЧУМА», было ясно не только тем, кто жил за границей, но прежде всего, самим её жертвам.
В любом случае, статья П. Мультатули «Наследники Курбского» никак не выдерживает серьёзной критики и свидетельствует о недобросовестности автора, предвзято относящегося к тем, кто всеми путями искал возможности освободить Россию и от власти Коминтерна, и от власти тех, кто с ним долго шел рука об руку. Цель написания статьи – не поиск истины, не попытка разделить трагедию тех, кого беззаконно лишили всякой надежды на будущее, и не помощь современному патриотическому движению, а всего лишь очередное восхваление побед «Советов» и Сталина со злобными нападками на их противников.
Это выглядит тем более кощунственно, что 17 января 2007 г., как мы уже отмечали, исполнилось 60 лет со дня казни Сталиным пленных генералов и казачьих атаманов, на закрытом судилище объявленных изменниками Родины. Всенародно казнить у советской власти смелости не хватало никогда. И хотя тот же Сталин часто видел себя вторым Иоанном Грозным, однако на Лобное место никого не выводил.
Смелость ожидалась от тех, кто спустя полвека должен продолжать дело своих отцов по слову Евангелия: «Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши: сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы». (Лук.11:47-48) Подобным смельчаком выглядит и автор вышеназванной статьи.
Создаётся впечатление, что в XXI век Российская патриотическая публицистика решила войти как верный наследник большевистских традиций и марксистско-ленинской идеологии под православным покровом. Но тогда бы им публиковаться в партийной и политической прессе, но никак не в газете «Голос совести» /хочется надеяться – «Доброй»/, и не на «Русской Линии», своим названием заявляющей себя как национально-патриотический ресурс.
Если подобные статьи не являются случайностью, а выражают точку зрения и «Русской Линии», и редакции «Голос Совести», то с сожалением приходится признать, что в нашей стране все же удалось создать «нового человека» с особенными, лишенными корней, понятиями о добре и зле. По ним и клевета является добродетелью, а правда и истина – тем, о чём следует недоговаривать и скрывать.

С уважением, д. Андрей Попов «Станица Казачья».
link
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пт 02 Июн 2017, 21:45

1938 год....Петр Федорович Крюков. Плач по казачеству
К ДОНСКИМ КАЗАКАМ-НАЦИОНАЛИСТАМ

Атаманы-молодцы!
Прошло шестнадцать лет с тех пор, как мы Донские казаки под гром орудий и трескотню пулеметов покинули наше любимое, многострадальное Отечество – Всевеликое Войско Донское.
Шестнадцать лет!..
Чего только не пережили за этот долгий срок: мы, ушедшие в эмиграцию, здесь, на неприветливой чужбине, а наши братья и сёстры по крови – Донские казаки и казачки, оставшиеся по своей воле на родной Земле или брошенные на произвол судьбы русским генералом Деникиным на Черноморском побережье, там, на далекой, но вечно милой и близкой нашему сердцу Донской казачьей Земле, ныне задыхающейся под неслыханно варварским управлением и насилием русских оккупантов!
Мы все знаем, как тяжело живется теперь казакам на родной Земле под жестокой властью русских: уничтожена казачья собственность, самое имя «казак» преследуется, цветущие казачьи станицы и хутора превращены в приюты для русских мужиков, колонистов Казачьей Земли, всё разрушено и разграблено, нельзя слова сказать без риска быть расстрелянным, всё святое для казака заплевано и уничтожено русскими богоносными лапотниками, и, что обиднее всего, Вольным Доном по своему усмотрению распоряжается пришлая «рать», которая всегда, на протяжении всего существования России, только тем и отличалась, что могла трудиться и делать дело только из-под палки и в крепостном состоянии, т. е. в рабстве, Да «грабить награбленное», т. е. просто разбойничать.
Эти, воистину национальные, признаки русского народа, известные нам, казакам, едва теперь начинают замечать сами же русские, и, главное, не какие-то там «Гришка с Мишкой», но, так сказать, «каймак» России, ее мозг, ее интеллигенция, как в эмиграции, так и в России: Горький, Ек. Кускова и целый ряд выдающихся русских писателей указывают на то, что русский народ – страшный разбойник, лодырь, вечный раб, хитрый, мстительный и вероломный. Вот этот-то народ, обладающий такими «приятными» качествами, владеет теперь нашей Землей и терроризирует наших братьев и сестер!..
Стоит ли перечислять все то, что мы, во имя Воли Дона ушедшие на чужбину, перенесли за шестнадцать лет эмиграции? Каждый из нас знает, что пережил другой, каждый из нас знает, что мы пережили вместе!
Мы – Донские казаки – ушли в эмиграцию не как отдельные беженцы или дезертиры, но как отдельный, самостоятельный, независимый народ: со своим Парламентом – Войсковым Кругом, со своим Президентом Республики – Войсковым Атаманом, со своим Правительством, со своей многомиллионной Государственной Казной, своими – Архивом и Музеем, своей Армией, шедшей под Донским национальным сине-желто-красным флагом, овеянным боевой славой, освященным Законом и кровью павших под ним за Волю Дона бойцов, мы шли со стариками, женщинами и детьми, везли своих инвалидов. Мы уходили в изгнание целым Государством, самостоятельным народом и таковыми остаемся поныне!
Имеем ли мы, Донские казаки, юридическое, законное право считать себя отдельным Народом, а Всевеликое Войско Донское самостоятельным Государством?
Твердо и уверенно можем ответить: «Да! Имеем!».
Всевеликое Войско Донское с древних, незапамятных времен до 1708 года существовало как самостоятельное государство и его народ был всеми признаваем как народ отдельный, особый, независимый. С 1708 года Дон, побежденный Россией, жил особой провинцией, особой от чисто русских областей до 1917 года. Тотчас же после объявления России «свободной» Донские казаки восстановили у себя древнее самоуправление, уничтоженное русскими царями, и за короткий срок, всего в несколько месяцев, довели силу его до такой степени, что, когда правительство России потребовало к себе первого выборного (за период с 1708г. по 1917 г.) Донского Атамана А. М. Каледина для «судебного расследования», Донской Войсковой Круг ответил: «С Дона выдачи нет!.. Наш Атаман может судиться только Войсковым Кругом!..».
Десятого сентября 1917 года Атаман Каледин и Донское правительство объявили Дон «временно самостоятельным».
В 1918 году, пятнадцатого сентября, Большой Войсковой Круг, отвергнув калединские «впредь до», а также «Временные Донские Законы» Малого Круга – «спасения Дона», говорившие о нераздельности Дона с Россией, принял Донскую Конституцию – Основные Законы Всевеликого Войска Донского, гласившие в самом начале, т. е. в основе этих Основных Законов, следующее: «Всевеликое Войско Донское есть самостоятельное государство, основанное на началах народоправства».
Как атрибуты принадлежности самостоятельности Дона Кругом были утверждены: Донской государственный герб. национальный гимн и национальный государственный флаг. Для граждан и Президента Донской Республики были утверждены (в составе основных Законов В. В. Д.) обязательные присяги (христианская и буддийская), в которых говорилось, что данный казак присягает «быть верным и неизменно преданным Всевеликому Войску Донскому своему Отечеству».
Необходимо отметить, что подобного, столь полного определения самостоятельности государства, кроме Дона, ни одно Казачье Войско не сделало; даже Кубань, объявив себя самостоятельной, не дала своим гражданам ни присяги, ни герба, ни гимна, ни флага, ни, наконец, собственной Армии, защитницы государства. Как отголосок всего вышеизложенного отметим, что здесь, за границей, музыкальные издательства, выпуская в свет граммофонные пластинки, под «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон…» пишут: «Гимн донских казаков», а под «Ты, Кубань, ты, наша Родина…» – «популярная казачья песня».
Всем нам известно, что Донские денежные знаки и в Казачьих Землях, и по прибытии за границу (вначале), Расценивались дороже таковых «Юга России».
Таково наше близкое прошлое, освященное нашей кровью.
Что же сделано для спасения Донского Казачества нашими «избранниками» за эти шестнадцать лет эмиграции для спасения Донцов здесь и на Дону?..
Ничего!..
Многомиллионная Донская Казна неведомо куда исчезла, несмотря на свою громоздкость: казаки, за исключением «правителей», не получили от нея ничего.
Донское Правительство последнее время занималось только выпусканием русофильских изданий да обращениями к казакам жертвовать в различные фонды», которые являлись ничем иным, как собственными и карманами «правителей», а то и обанкротившихся русских генералов и политиков.
В довершение всего исчез «бесследно» Войсковой Атаманский пернач (по слухам, «правители» заложили его за крупную сумму в одном Чешском банке), и богатейший Донской Музей отдан был… русским – бесплатно и неизвестно на каких условиях (для будущего).
И это всё делалось в то время, когда старые, немощные казаки и инвалиды просили подаяния или умирали, зачастую под заборами.
Это делалось в то время, когда казачья молодежь или обивала пороги чужих благотворительных учреждений для получения нищенских стипендий, или, отчаявшись продолжить образование, шла на физический труд.
Имея огромные средства, Донское Правительство не приложило никаких усилий, чтобы купить или арендовать в какой-нибудь стране клочок земли, чтобы поселить на нем казаков на выплату, и тем обеспечить Донцам национальное существование, детям – свое казачье образование (низшее и среднее), инвалидам и старикам –кров, пищу и уход. Не прилагая к этому усилий, Донское Правительство тем самым отказывалось от возможности иметь небольшую экономическую и духовную базу для будущей борьбы за свой Дон.
Постепенно Донские казаки, видя никчемность своего правительства, разбрелись по всему свету искать места для свободного, безбедного существования, а в поисках духовной пищи разбрелись по разным казачьим и даже русским группировкам.
Смертный, непростительный грех сотворило Донское правительство во главе с покойным Донским Атаманом А. П. Богаевским!.. Оно, а не кто-либо иной, развалило монолитное Донское Казачество!
Что же получили Донские казаки в тех казачьих и группировках, куда они попали, ища духовной пищи?
В русских: непредрешенчество, монархию и федеративную республику, причем ни там, ни здесь о будущем Казачества ничего определенного, а в виде задатка – слова генерала Драгомирова: «Никакого казачьего вопроса, ни одной копейки казакам!». В казачьих: неотделимость от России, самостоятельность «впредь до…», федерация Казачьих Республик – Казакия, и… бег на месте всех!
Нам, конечно, понятно, что русские не только не желают заниматься казачьим вопросом, но даже вообще не желают, чтобы такой вопрос существовал. О «копейках» и говорить уже не приходится! Но нам непонятно: о чём думают «вожди» казачьих группировок: о благе Казачества или о поспешном набивании собственных карманов? Неужели они забывают, что казачьей эмиграции нельзя брать пример с иностранных (до Великой войны и после) эмиграций, которые в большинстве случаев приводили к ассимилированию, уничтожению своего национального «я»? Неужели они забывают тот яркий пример, который является нашим и по крови, и по обстоятельствам, именно – Некрасовцев? Ведь Донские казаки ушли с Дона под командой атамана Некрасова при тех же обстоятельствах и по тем же причинам, по каким ушли мы. Они выпросили у Турции себе клочок земли, обещаясь за это выставлять во время войны отряд казаков, снаряженный за свой счет. Прошло свыше двухсот лет, а казаки-некрасовцы живут своими станицами, сохраняя свой язык и веру, и главное: сами себя, а также и турки называют Донскими казаками.
Вот что значит тесное казачье объединение! Вот с кого нам, новой Донской эмиграции, нужно брать пример! Вот У кого нынешним казачьим «воеводам» нужно учиться – Работать на благо своего Народа!
Мы, донские казаки, не можем не отметить того грустного факта – разрушения Донской независимости, свидетелями которого мы все являемся. Казачьи группировки, в пылу политической полемики друг с другом или с Иностранцами, сплошь и рядом, в подкрепление законности своих суждений, ссылаются на Донскую Конституцию Основные Законы В. В. Д. Делают это не только Донцы, но и казаки иных Войск, по той простой причине что Донская Конституция в совершенстве отвечает требованиям и чаяниям всех Казачьих Войск и в то же время является единственным совершенным казачье-государственным законом. Но, к глубокому прискорбию, все казачьи группировки, в случае надобности прибегая к законной защите Донской Конституции, одновременно игнорируют ее важнейшие пункты: неотделимцы от России забывают, что Донская Конституция отвергает возможность подчинения Дона России пунктом первым; самостийники «впредь до…» забывают, что Основные Законы В. В. Д. никем, кроме Большого Войскового Круга, изменены или дополнены быть не могут (об отмене их и речи не может быть), да и Круг это может сделать только в двух смежных сессиях – такова серьезность этого дела! Следовательно, разговоры о «впредь до» являются ни более, ни менее, как государственной изменой. Федералисты Казакии настолько увлеклись своим проектом – идеей «единого, неделимого Казачьего государства», что начинают себя видеть уже в Казакии и притом – полными ее хозяевами! – начали готовить конституции, которые даже для таких вечных рабов, как русские, являются малопригодными, а тем более для свободолюбивых казаков! Еще не убив медведя, «казакийцы» стали делить его шкуру и притом так неудачно, что приходится думать о будущих недовольствах Казачьего Народа подобным дележом, и недовольствах серьезных! Не создав как следует своей собственной организации (уже расколовшейся надвое!), «казакийцы» загодя ставят крест: на отдельных, независимых Войсках, на Атаманах-Президентах и… на Основных Законах В. В. Д.!
Разумеется, ни та, ни другая группа «казакийцев» не говорит об этом строго определенно, но достаточно внимательно просмотреть их журналы: «Вольное Казачество» 178-179 и др.) и «Казакию» (№ 5), чтобы увидеть, как «казакийцы» хотят создать Казакию.
Не дав Казачьему Народу ничего реального, кроме идеи, журналов и… «правительства», «казакийцы» отвергают Основные Законы В. В. Д., самостоятельность Дона, тем самым показывают свое нежелание считаться с волей пятимиллионного Дона, с желаниями и чаяниями казаков в массе. «Казакийцы», создавая Казакию (пока что на бумаге!), не спрашивая мнения по этому поводу у Дона, как самостоятельного государства, самовольно расписываются за него под своими «изобретениями» и даже не задумываются над тем, что пожелает ли Дон войти в Казакию (т.е. таковую, какую создают «казакийцы»), или же предпочтет оставаться самостоятельным, войдя в Украино-Казачье-Кавказскую Антанту? Они не задумываются над тем, как взглянет Большой Войсковой Круг Дона на работы Донцов- «казакийцев», и не объявит ли он их, в «награду» за их деятельность, – вне закона, как государственных изменников? Ведь Казакия-то пока еще в проекте, а Дон уже был и продолжает на законном основании считаться самостоятельным государством, основанным на началах народоправства. Для защиты у него были и есть верные сыны и острые шашки, есть и законное право!
Может быть, «казакийцы» собираются быть «милыми» Дону насильно?.. Вряд ли с Донцами можно будет говорить таким языком в будущем! Даже «главнокомандующий» Деникин боялся так говорить с Донцами!.. А «казакийцы», не спрашивая Терцев, распорядясь их землями по своему усмотрению, на них, что ли, думают опереться в «уговаривании» Дона вступить в федерацию – Казакию?
Вне всякого сомнения, Донские казаки могут задать вопрос: «А что же нам делать в таком случае? За кем идти, и к чему стремиться?».
Идти, конечно, за кем-то нужно, но, разумеется, не за Граббе, который незаконно баллотировался, именуя себя «графом», тем самым подчеркивая свое «наплевательство» на Донскую Конституцию, и был своими приспешниками «провозглашен» Донским Атаманом только благодаря подлой и гнусной фальсификации голосов. Избранным был фактически П. Х. Попов природный Донской казак и Походный Атаман В. В. Д., уже раз спасший Дон от гибели.
Идти нужно за тем, кого казаки сами выберут себе на срок, –
Нельзя, чтоб вечные «вожди»
Над нами грубо измывались!
Нельзя, чтоб с Дона казаки
Кому-нибудь в рабы достались.
Стремиться нужно к поселению казаков, если не всех вместе, то хотя бы более или менее многочисленными группами, на земле, по силе возможности – в одном государстве.
Делать нужно только свое Донское дело, не вмешиваясь в дела других Казачьих Войск, тем более в дела русские. Нужно Донским казакам собираться в группы, избирать себе представителей, подыскать свободные земли и начинать хлопотать об устройстве и средствах на переселение.
Вот, по-моему, какие задачи лежат перед Донскими казаками, а также и казаками иных Войск.
Указывая на насущные задачи экономическо-национального характера, нельзя обойти молчанием и политическо-национальные задачи Донских казаков и всего Казачества.
Несомненно, национальному возрождению Казачества сильно способствовало так называемое «вольно-казачье движение», ныне, но тем или иным причинам, разделившееся на два враждующих стана. Начальная организационная структура в.-к. движения была основана на отдельных Войсковых организациях. Ныне таковая система уничтожена: в одном лагере – единоличной, бесконтрольной и безотчетной властью; в другом идеей «единой, неделимой» Казакии.
Вне всякого сомнения, объединение всего Казачества необходимо, но, разумеется, таковое не может быть достигнуто теми путями, которые теперь преподносят Казачеству два вольно-казачьих стана.
Отвергая в той или иной степени самостоятельность отдельных Войск, нарушая, следовательно, Войсковые Конституции, причем кучкой голосов против ничего о том не знающего населения Казачьих Войск, ни вольные казаки, ни кто-либо другой, объединения Казачества не создадут!
Нужно применять новые методы работы по объединению, нужно не выдумывать своего, применительно к ноевропейским и другим народам, а ближе подойти казачьей массе, прислушаться к ее желаниям и чаяньям и в тесном контакте с ними работать: каждый в отдельности на благо своего Войска, все вместе на благо всего Казачества!
Казакия, как федерация самостоятельных Казачьих публик, не только мыслима, но и возможна. Но не исключена возможность и образования Украино-Казачье-Кавказской Антанты, в которой каждое отдельное государство совершенно самостоятельно.
Не выдумывать новые законы мы должны, но твердо соблюдать старые, Войсковые, доверенные нам, казачьей эмиграции, нашим Народом, нашими Республиками! Имея идею возможного создания Казакии или Антанты, мы должны прежде всего создать Казачеству свою литературу, историю, географию и т.д. Мы должны вырастить и воспитать новое казачье поколение, которое идет на смену нам и о наших Родимых Краях знает только понаслышке.
Атаманы-молодцы! Не берите на душу тяжелый, непростительный грех: не оставьте молодое, подрастающее казачье поколение, нашу смену, беспризорными интернационалистами – без роду-племени, а главное – без Отечества!
Промедление смерти подобно!
Собирайтесь в Ватаги по Войскам, начинайте понемногу сами творить казачье национальное дело – его за вас никто другой не станет делать, боритесь с ассимиляцией и храните имя казачье, дабы не стерлось оно с лица земли!
Пусть каждый Донец, поднимаясь и готовясь к бою за Дон, казачество и Волю, помнит древний казачий девиз: «Воля, Правда, и Закон!».
Пусть каждый казак, какого бы Войска он ни был, помнит этот девиз! В этом старинном казачьем девизе мы найдем выход из того ужасного морального состояния, в котором теперь находимся.
Казачья Воля в Родных Краях уничтожена русскими оккупантами, за границей она существует только там, где казаки живут на земле самостоятельно.
Правды нет: ни «там», ни здесь; там – Она уничтожена, а здесь ее мы, будучи разрозненными, не добьемся.
Закона «там» нет, его заменяет правило: бей лежачего! Здесь мы, имея Закон, не можем его отстоять разрозненными силами, и его грубо попирают чужие, и, что больнее всего, – свои, которые, подобно библейскому Хаму смеются над беспомощностью своего Отца…
Атаманы-молодцы! Пора! Пора по-булавински – всем в стать и умереть за одно: за Дон, Казачество и Волю!».
Я клич бросаю казакам:
Донцы! В ватагу боевую!
Пора всем вольным молодцам
Идти в свою Сарынь Донскую!
Не нужно забывать, к чему нас обязывают слова Донского национального Гимна:
Славься, Дон, и в наши годы!
В память вольной старины
В час невзгоды честь свободы
Отстоят Твои сыны!
Мы должны твердо помнить, к чему обязывает нас наша присяга Дону – нашему Отечеству, и пусть каждый Донской казак всегда, везде и всюду – открыто, смело и гордо говорит:
Я сын Всевеликого Войска Донского,
И честью казачьей клянусь:
Для блага Отечества – Дона родного –
Ни смерти, ни мук не боюсь!
Клянусь: Основные законы Донские
Везде и всегда исполнять!
Клянусь: независимый Дон и родные
Обыклости все защищать!
Пора, атаманы-молодцы!
Шестнадцать тяжелых лет прошло, а мы все еще у разбитого корыта, всё еще чего-то ждем. Наши враги не дремлют: они работают на нашу погибель, на погибель всего Казачества......
Вернуться к началу Перейти вниз
Алексей



Очки : 615
Дата регистрации : 2013-11-11

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Сб 03 Июн 2017, 22:59

Вернуться к началу Перейти вниз
Алексей



Очки : 615
Дата регистрации : 2013-11-11

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 07 Июн 2017, 22:46




А. Брославская

ТРОИЦКОЕ ВОССТАНИЕ

"Провинциальная газета", приводится по перепечатке в газете "Казачий взгляд", №4 (100), апрель 2006 г.


Это была одна из самых драматических страниц в истории Лабинского казачества. Нашему архивариусу Дине Халуевой, которая работала с архивными материалами 1917-1924 гг. удалось установить, что 5 июня 1918 года в ст. Лабинской погибли 147 человек, в том числе солдат 93 человека, казаков 17, одна медсестра, 24 мирных жителя. 110 человек захоронены в трех братских могилах около Свято-Успенской церкви. А всего во время Троицкого восстания погибло боле 500 казаков станиц Лабинской, Чамлыкской, Владимирской, Вознесенской, Упорной.

Революция, свершившаяся в октябре 1917 года, на Кубани была встречена довольно спокойно. Казаки, болезненно пережившие отречение государя Российского Николая II, можно сказать, с удовлетворением отнеслись к тому, что правительство Керенского было изгнано. Ведь именно казаки пострадали от "демократического" правительства, которое посягнуло на их имущественные и социальные права и разрушило вековой патриархальный уклад жизни. Но и свое отношение к Советской власти казаки не спешили определять. Тем более, что в Советах большей частью были иногородние, бедняки, которых считали бездельниками. В Лабинской и окрестных станицах происходили бесконечные митинги: собираются, начинают обсуждать нужна советская власть им или не нужна, спорят, ругаются до хрипоты, и все заканчивается дракой. Казаки между собой рассуждали примерно так: что это за Советы все равно не поймешь, лишь бы новая власть землю не отобрала, да семью не обидела.

Но с новой властью пришла в станицы и новая жизнь, непонятная казаку. Головы подняли те, кто еще недавно считался станичной голытьбой, которой представился случай свести счеты с зажиточными казаками, казнить и миловать по собственному усмотрению. А тут еще новые, неслыханные слова "контрреволюция", "экспроприация", "ЧК", "трибунал". Сидят казаки по хатам и вроде как не хозяева своему добру, потому что в любой момент могут нагрянуть из Совета и объявить о "революционной экспроприации". И пошли казачьи волнения.

В январе-феврале 1918 года происходит первое выступление казаков ст. Лабинской, к которому присоединилось казачество других станиц Лабинского отдела. Но выступление было стихийным - без руководителя, без определенных целей. Просто решили двинуться к Армавиру, чтобы изгнать большевиков из административного центра и крупного железнодорожного узла. Но на подступах к Армавиру казаки натолкнулись на превосходящие силы красных, которые заставили их отступить и рассеяться. После этого последовали аресты и репрессии в отношении казаков.

В феврале 1918 года произошло восстание казаков ст. Вознесенской. Они отказались признать Советскую власть и призвали на станичном сборе поддержать Раду, войскового атамана, а также вооружаться и с оружием в руках защищать свои права. Казаки восстановили станичное правление, которое продержалось считанные дни. Уже 1 марта красные при поддержке артиллерии заняли станицу, и казачье население всех возрастов было арестовано. Арестантами были забиты все подвалы в станице.

Однако с приходом Добровольческой армии на Кубань под командованием генерала Л. Г. Корнилова казаки Лабинского отдела окончательно определяют свое место. Верные присяге и долгу, они вливаются в части Добровольческой армии. При штурме Екатеринодара погибает генерал Корнилов и начинается отход Добровольческой армии, которую возглавил генерал А. И. Деникин, к Дону, где воевали донские казаки. Вместе с ней уходит в донские степи Кубанская армия, возглавляемая генералами Покровским и Шкуро.

В мае 1918 года Добровольческая армия выступила во второй "кубанский" поход. Вот тогда-то в станицах Лабинского отдела вновь поднимаются казаки.

В ст. Чамлыкской организатором освободительного движения казачества стал подхорунжий Комаревцев. Ему удалось объединить станичных казаков в боеспособные отряды. Казаки станиц Чамлыкской, Владимирской и Константиновской должны были подступить к Лабинской и при поддержке лабинских казаков овладеть ею. В Лабинской имелись арсеналы, два десятка пулеметов, находившиеся в распоряжении местного гарнизона, и пушки. Далее казаки ст. Вознесенской должны обезоружить местный гарнизон и быстро маршем идти в ст. Чамлыкскую. Сюда должно было подойти подкрепление из ст. Родниковской и, получив сообщение из ст. Лабинской, выступить в направлении к Армавиру. По дороге к ним присоединяются казаки из Упорной.

Организаторы выступления рассчитывали в случае успеха центр боевых действий перенести под Армавир, в случае неудачи - отступить через Владимирскую и Зассовскую в горы. Но этим планам не суждено было осуществиться.

Накануне праздника Святой Троицы чамлыкские казаки были готовы выступить. Но почему-то не подошли казаки из Вознесенской. Не было никаких известий от константиновских казаков. Связавшись с владимирцами, все же решили двинуться к Лабинской. Наступление повели в двух направлениях: чамлыкцы в районе вокзала, владимирцы - с юго-восточной стороны. Казаки ворвались в станицу и успели захватить пушки, но вывезти их было не на чем. Да и помощи со стороны казаков Лабинской не получили. Наступавшим казакам оказалось не под силу справиться с гарнизоном красных численностью до семи тысяч человек. Не смогли они захватить и оружейные склады, расположенные на Тюремной площади (ныне микрорайон "Черемушки"). Отсюда по казакам ударили пулеметы, и они вынуждены были отступать. Налетевшая конница врезалась между чамлыкцами и владимирцами, заставила их отступать в чистое поле за железнодорожным полотном. Бой был жестокий и кровавый. Здесь погиб организатор восстания подхорунжий Комаревцев. С этого момента можно считать, что восстание провалилось. Казаки в места боя уходили небольшими группами и в одиночку, рассчитывая, что вновь соберутся в родной станице, все еще надеялись на помощь вознесенцев и урупцев. Но ни те, ни другие так и не подошли.

А местная власть незамедлительно стала принимать меры. Густые цепи красноармейцев окружили лесок, где укрывались казаки, и переловили почти всех. Многие были расстреляны тут же. Некоторых доставили в станицу, чтобы судить военным трибуналом. Все, кто принимал участие в восстании, были приговорены к смертной казни. Связанных казаков выводили из подвала и на глазах родных и близких рубили шашками. За три дня были казнены 940 человек. Погибли казаки, которые воевали в составе Кавказской армии белых, и о действиях которых с высокой похвалой отзывался генерал П. Н. Врангель.

Впрочем, чамлыкские казаки тоже глубоко уважали своего командира и выбрали его почетным казаком станицы Чамлыкской. Будучи в изгнании в Югославии, но оставаясь Главнокомандующим Русской армии, генерал П. Н. Врангель чувствовал себя, как в родной семье среди своих станичников - казаков ст. Чамлыкской и Константиновской.

Восстание казаков в июне 1918 года, которое получило название Троицкого, имело весьма трагические последствия не только для чамлыкских казаков. Море крови пролилось в ст. Упорной, Лабинской, Зассовской, Владимирской, Вознесенской. Убивали в основном старых казаков, ведь молодые были на фронте. Только в ст. Упорной казнены более ста человек. В Вознесенской во время похорон комиссара А. И. Гурского его братья по оружию прямо на гробах, покрытых кумачом, рубили головы казакам. В день похорон Гурского казнили 90 человек, среди казненных был и священник А. Ивлев.

После неудачного Троицкого восстания 68 лабинских казаков были арестованы и отправлены в тюрьму Пятигорского ЧК. Среди арестованных был есаул Георгий Федоров со своим братом. В первую годовщину октября все 68 человек были зверски изрублены у кладбища. Имена обоих братьев оказались в списках казненных, но они были единственными, кто смог спастись, исчезнув в сумерках и суматохе. Прорвавшись через фронт, они присоединились к Кубанскому войску.

Троицкое восстание стало еще одним свидетельством того, что казачество не могло смириться с тем, что были разрушены вековой уклад жизни, порядок и устои целого народа, не могли согласиться с теми идеями, которые вносили раскол и делили людей на друзей и врагов, не понимали, что означает классовая борьба и зачем она нужна. Они не принимали таких идей, ради которых нужно убивать 900 жителей Чамлыкской, 100 упорненцев, 90 вознесенцев.

После поражения Добровольческой армии в Крыму и отступления Кубанского войска через перевалы Кавказского хребта многие лабинские казаки оказались на чужбине.

В начале ноября 1920 года началась памятная эвакуация казаков из Крыма. Они оставляли оружие (за исключением холодного), своих коней и грузились на пароходы и военные корабли. Некоторое время они провели в Константинополе. В конце ноября 1920 года генералом Врангелем было принято решение переместить Донской и Кубанский корпуса на остров Лемнос в Эгейском море. Но часть казаков осталась в Константинополе, часть осела на севере Африки, в Сербии, Польше.

В апреле 1921 года партия казаков отбыла с острова в далекую Бразилию. Пароход "Рион" уносил на другой конец света 177 кубанцев.
Вернуться к началу Перейти вниз
Алексей



Очки : 615
Дата регистрации : 2013-11-11

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пн 19 Июн 2017, 21:03


П. Краснов. Сантени. 1924
Население Тарасовки -- выселенцы из Екатеринославской, Харьковской и Воронежской губерний, когда-то крепостные атамана донского Ефремова, лет сто тому назад перешедшие к помещикам Морозовыми
На воле они давно. Волю получили до 1861 года, по желанию помещика, а спроси кого-нибудь из них:
-- Чей ты? -- как тут спрашивают об имени. Никогда не назовут своей фамилии, а скажут
-- Мы-то? Мы Морозовские, из слободы Тарасовки. Кругом их зовут "мужиками" в отличие от казаков, что живут в четырех верстах на хуторе Кошкином, и в отличие от "немцев", или, как еще их называют, "тавричан", что поселились на купленной у помещика земле и пришли из Таврической губернии, из немецких колоний.
Хутор Кошкин не похож на слободу Тарасовку. Мелкими уличками и проулками, кривыми и затейливыми тупиками разбежался он по оврагу, как сеть паука, и кажется разбойничьим гнездом. Каждый казак замкнулся на своем базу, оплел его хворостинным либо обвел каменным забором, обсажал колючими терновыми прутьями и сидит сам себе хозяин. И лицом казак не похож на тарасовских мужиков. Тарасовские -- крупные, круглолицые, широкобородые, темно-русые или черные, на военной службе служили в гвардии, в Гренадерском полку, говорят с хохлацким говором, песни поют малорусские. Девки их по праздникам ходят в платках да в запасках, шевеля крепкими ляжками. Лущат подсолнухи и горланят визгливо, смеясь и ощериваясь белыми крепкими зубами. Казаки с Кошкина хутора -- смуглы, чернявы, с маленькими, карими, бегающими, плутоватыми глазами, с прямыми тонкими бровями, сросшимися над узким носом, с худощавыми лицами. Казачки ходят в темных кофтах и пестрых юбках и в тяжелых башмаках с подковками. Сами они высокие, стройные, ловкие и задорные, за словом в карман не полезут и по вечерам поют по голосам старые песни. С молодыми казаками строги, и насмешливы.
Мужики не любят казаков. Обитают их ворами и конокрадами, чем-то вроде цыган. Без нужды на хутор не ездят. Казаки косятся на мужиков и злобятся на них за помещичью землю.
Ишь, русские поселились. И чего им тут надобится на казачьем степу!
Тавричане вытянули свои одинаковые домики, по местному строенные, в одну линию по краю оврага. Не ссорятся ни с мужиками, ни с казаками, но живут замкнуто. Таят в себе что-то чужое и незнакомое. И казаки, и мужики говорят про них:
-- Люди как люди. Стараются, однако, чтобы хорошо жить. Не поймешь их. А чисто живут.
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 20 Июн 2017, 14:52

Всё так было...Всё так и есть.........................................................................................................................Н.Туроверов........Но в разлуке с тобой не прощаюсь,
Мой далекий отеческий дом, —
Перед Господом не постесняюсь
Называться донским казаком................................................
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 25 Июн 2017, 06:12

История\Tatarica


Марсель АХМЕТЗЯНОВ, кандидат филологических наук

КАЗАНЬ - СЕРДЦЕ ХАНСТВА

(Историческая топография столицы)

Древняя Казань
На том месте, где расположена столица Республики Татарстан, с древнейших времен жили люди. Однако мы не будем углубляться в седую древность, а попробуем себе представить Казань лишь первой половины XVI века, когда этот город был столицей Казанского ханства. Славная столица татарского ханства жила независимой жизнью, удивляя своим великолепием всех, кто приезжал туда. Но этому блеску вскоре суждено было погаснуть, в 1552 году она была завоевана пятикратно превосходящими силами русского войска. После штурма и взятия город был разрушен до основания. В дальнейшем на этом мы еще остановимся более подробно. Пока же вспомним легенду об основании Казани.

Наверно не каждому известно, что до той Казани, которую мы знаем как столицу Казанского ханства, существовала еще другая Казань, и она стояла совсем в другом месте. Она находилась в 45 верстах от нынешней, если идти вверх по течению Казанки. Теперь на этом месте расположена же­лезнодорожная станция-остановка Камаево по пути в Арск.

В древних татарских легендах и преданиях говорится, что однажды на землю булгар из Средней Азии пришел с большим войском жестокий завоеватель, эмир Аксак Тимур и разрушил город Болгар, убив последнего булгарского хана Габдуллу. (В этой легенде отразились события 1395 года, когда поход Аксак Тимура опустошил цветущие города Золотой Орды). К счастью, знатные люди города Болгара, боясь пресечения ханского рода, сберегли жену и детей хана — десятилетнего Галимбика и семилетнегоАлтынбика от гнева Аксак Тимура. После войны спасенные сыновья хана осно­вали город Казань на реке Казанке, и стали там жить. Так говорится в легенде.

На самом деле Казань конечно возникла гораздо раньше. Это тот случай, когда позднейшие события (поход Аксак Тимура в Поволжье) наложились на предыдущие и были переосмыслены народным сознанием.

Когда прошло некоторое время, решено было перенести город ближе к устью Казанки, на то место , где она впадает в Волгу. Люди решили, что расположение города близ большой реки, служащей хорошим водным путем, будет очень удобным и выгодным для торговцев, приезжающих сюда издалека. Как известно, общение и торговля являются необходимыми условиями всякого процветания. Так на новом месте, в семи верстах от русла Идели, вырос новый город. Так как двух городов с одинаковыми названиями быть не может, старый город превратился в Старую Казань (Иске Казан).

Место для нового города было выбрано удивительно удачное. Его центральная часть расположилась на высокой возвышенности и оттуда открывалась прекрасная панорама окружающей местности. Это было удобно в военном отношении, так как появление врага становилось известным еще до его подхода. С северной стороны возвышенность, на которой стоял город, так называемый Кремлевский бугор, оканчивался резко обрывающимся мысом, под которым текла спокойная река Казанка. Река в этом месте, натолкнувшись на естественное препятствие, делала крутой изгиб и, выпрямившись, через зеленые луга несла свои воды расположенной в семи верстах Волге. На противоположной стороне Казанки, на дальнем конце лугов высокой стеной поднимался сосновый бор.

С западной стороны городского холма текла речка Булак, впадающая в Казанку. Булак соединялся с рядом длинных и узких озер. Эти озера имели названия Ближний, Средний и Дальний Кабан. За Булаком на десятки верст тянулась зеленая долина с лугами и озерцами. Это место назывался «Ханским лугом» (Хан болыны), на котором во времена Казанского ханства проводились большие народные гулянья и традиционный праздник татар Сабантуй. Стояла на лугу и «Отучева мечеть» (Yтес мачете), где, возможно, перед нача­лом больших праздников проводились религиозные службы.

Во время штурма Казани шатры Ивана IV стояли именно на этом месте. В устье Булака, на месте его впадения в Казанку, была большая общественная баня, известная как «Тагирова баня» (Таhир мунчасы).

Кремлевский бугор, тянувшийся с севера на юг по цент­ральной части города, являлся как бы хребтом татарской столицы. Все главные общестенные здания и строения, ме­чети, дворцы знати находились на нем. Блеск этих дворцов и зданий, взметнувшихся ввысь минаретов мечетей, непри­ступные крепостные стены, возведенные сплошь из дуба, своим величием поражали всех, кто наблюдал город со стороны долины. Даже пришедшие завоевать Казань Иван IV и его воевода князь Андрей Курбский не скрывали своего восхищения неописуемой красотой столицы татар. С восточной стороны вдоль Кремлевского бугра, как бы деля город на две половины, тянулась длинная и глубокая впадина, постепенно спускавшаяся к Казанке. В ней помещалась целая система озер и болот, которые назывались Белое озеро (Ак кyл), Черное озеро (Черек кул), Банное озеро (Мунча куле), и входящее одним концом к Казанке Поганое озеро (Пычрак кул). За этой впадиной с озерами город постепенно взбирался к Арскому полю.


В эпоху Казанского ханства город, как уже говорили, был окружен высокой и крепкой дубовой стеной с башнями и воротами. Стены делались очень толстыми, изнутри наполнялись камнями, песком, галькой. Например, стена вдоль Булака была шириной в три сажени - около 6 метров, а со стороны Арского поля даже в семь саженей, что составляло 15 метров. Перед стенами зиял широкий и глубокий ров с водой. Перед каждыми воротами был сооружен подъемный мост. До нас дошли названия тринадцати ворот, некоторые из которых сохранились, правда, только по-русски. Ворота Казани назывались: Большие (Олы капка), Тюменские(Темен капкасы), Hyp-Алиевы (Нургали капкасы), Елбугины (Алабуга яки Илбуга капкасы), Сбойливые(татарское название неизвестно), Аталыково (Аталык капкасы), Кураишевы (Кыраиш капкасы), Крымские (Кырым капкасы), Ногайских ворот было двое: Нижне-Ногайские (Аскы нугай капкасы), Верхне-Ногайские (Эске нугай капкасы), Ханские (Хан капкасы), Арские (Арча капкасы), Кабацкие или Кебековы (Кабак яки, Кебек капкасы). Приводятся оба названия одних и тех же ворот, хотя трудно сказать какое из них верное. Правда, в период Казанского ханства имя Кебек-Кубек было у татар обычным. От них образовались фамилии Кубяков-Кобяков.

Самые красивые и высокие здания находились на северной оконечности Кремлевского бугра, на том самом месте, где сейчас располагаются резиденция Президента, башня Сююмбеки и Благовещенский собор, построенный сразу же после завоевания Казани. Среди них самым замечательным был Ханский дворец. Он состоял из нескольких каменных и деревянных построек, связанных между собой и обнесенных деревянной оградой. Рядом с дворцом хана возвышалась белокаменная, украшенная изразцами мечеть, минарет которой устремлялся в казанское небо. Неподалеку от них находился дворец знатного рода Ширин — влиятельнейшего в государстве. В татарских преданиях говорится, что башня Сююмбеки была построена на могиле хана Сафа-Гирея. Вероятно, именно здесь царица Сююмбике прощалась с могилой любимого мужа Сафа-Гирея, когда ее в 1551 году с трехлетним сыном Утямыш-Гиреем насильно увозили в Москву.

Глядя на столицу издали, на территории Кремля в то время можно было видеть пять больших и высоких мечетей. Одна из них располагалась на южном конце Кремлевского бугра. Это был главный храм столицы, названный по имени имама Кул-Шарифа, духовного главы и руководителя высшего исламского учебного заведения — по современным понятиям - университета. 2 октября 1552 года слушатели-шакирды этого центра образования во главе с имамом, абызами, муллами, собравшись перед входом в храм, одними из последних оказали отчаянное сопротивление ворвавшимся в Кремль русским войскам и были истреблены поголовно.

Границей между двумя частями города служил «Таджикский овраг». Как мы уже говорили, на северной оконечности Кремлевского бугра располагались Ханский дворец, мечети, дома знати, различные государственные учреждения - словом, деловая часть города. Перейдя Таджикский овраг, человек попадал в совершенно другую обстановку. На этой части города жил народ попроще. Здесь был большой базар, где вели торговлю прибывшие из разных концов купцы. Много приезжало купцов из Средней Азии, почему и назы­вался этот овраг Таджикским. Здесь всегда было многолюдно и шумно. Жизнь била ключом, кто продавал, кто покупал, а кто просто ходил и разглядывал товар. В то время базар заменял нынешние газеты, радио, телевидение - все новости люди узнавали на базаре.

В этой части города много было также мечетей с высокими минаретами, правда, для людей попроще. С наступлением часа намаза звонкоголосые муэдзины призывали правоверных мусульман к молитве, напоминая им о бренности жизни.

Казань в то время отличалась «неправильностью» своих улиц. Прямых улиц почти не было, кроме тех, что вели через весь город к основным воротам. По подножию городской возвышенности, с западной ее стороны, параллельно Булаку шла, например, Ногайская дорога и выводила к Ногайским воротам. Она сейчас находилась бы где-то в районе Дома татарской кулинарии на улице Баумана.

Другая большая улица проходила по Кремлевскому бугру и, как кривая татарская сабля, выводила путника к Ханским воротам, находившимся, примерно, в начале нынешнего Ленинского сада.

Кроме них еще одна улица насквозь пронизывала город. Она начиналась от Ханского дворца, проходила через Большие ворота на выходе из деловой части города и перед самым Таджикским оврагом круто сворачивала влево. Потом она шла через впадину позади Кремлевского бугра и, свернув опять направо, вела к Арским воротам, находившимся где-то в районе нынешней Площади свободы. Кроме того существовало много поперечных улочек, переулков, закоулков, глухих тупичков. Вообще Казань того времени отличалась стихийностью построек, дома часто стояли не по прямой линии, а один к другому боком. Улицы были довольно узки, неровная поверхность городской площади вынуждала людей приспосабливаться к рельефу местности, ставить дома не там, где хочется, а где возможно. Поэтому улицы получались кривые, шли волнистыми линиями, образуя иногда резкие повороты.

В городе было много водоемов: Казанка, Булак, цепь озер во внутренней впадине, ключи в самых неожиданных местах под склонами, покрытыми зеленой растительностью. Все это придавало татарской столице несравненную красоту и неповторимость. Из-за неровного рельефа дома часто стояли отдельными группами на холмах, и между ними открывались живописнейшие картины городских уголков.

Все, о чем шла речь - дворцы, мечети, дома знати, учреждения, базары, мастерские ремесленников, множество больших и малых улиц, улочек, переулков находилось внутри крепких городских стен — в так называемом внутреннем городе. И хорошо защищалось. Стены же города проходили таким образом: деловая часть города была огорожена отдельной стеной и составляла как бы крепость в крепости. Перед Таджикским оврагом стена шла резко вниз к берегу Булака и, сделав прямой угол, долго тянулась вдоль речки в сторону озера Кабан, но не доходила до него. Затем она делала еще один резкий поворот почти под прямым углом и шла наверх к началу нынешнего Ленинского садика, где примерно были расположены в то время Ханские ворота - главные ворота столицы. После этого городская стена постепенно поворачивала к Казанке и, сделав огромный круг, ломаной линией многоугольника возвращалась опять к Кремлевскому бугру уже с другой — восточной стороны.

Мы уже говорили о 13 воротах Казани, выходящих в разные стороны. Кроме них на крепостных стенах стояло много башен. Видимо, их ставили друг от друга с таким расчетом, чтобы они были досягаемы стрелку из лука. Расстояние полета стрелы у тюркских народов является обычной мерой длины и наши предки при возведении башен наверняка это учитывали. К тому же это было удобно для защиты ворот от неприятеля. На Кремлевском бугре башни стояли еще ближе друг к другу.

В Казани до взятия ее русскими жило огромное население и оно не могло вместиться во внутреннем городе. Остальная часть жила в посаде. Одна часть посада была расположена внизу за Булаком. Там находились слободы Кураишево (Кораеш бистесе). На восточном берегу Кабана находилась Армянская слобода. Предприимчивые армяне на территории Казанского ханства жили еще с булгарских времен. В основном это были купцы. Торговля с Персией и Кавказом находилась в их руках. Известный историк М. Худяков в своей книге по истории Казанского ханства приводит один любопытный факт. При штурме Казани в 1552 году русское войско долгое время (три недели) терпело неудачи, так как татары каждый раз отбивали их атаки. Видя такое дело, к Ивану IV явились несколько армян и предложили царю, за приличную сумму, разумеется, указать слабые места обороны крепостных стен города. Царь секрет купил. Через некоторое время, когда город был взят и отпразднована победа, Иван вспомнил об армянах и, подумав, что люди, продавшие своих старых друзей, могут продать и новых, приказал истребить их всех до единого. Узнав об этом, большинство армян убежало из Казани. Но успели убежать не все.

В устье Казанки, на левом ее берегу, находилось пригородное село Бишбалта, в переводе означающее Пять топоров. Между ним и городом по Ханскому углу протекал рукав Казанки, называемый Эчке Казан (Внутренняя Казанка). Название указывает, что это место действительно являлось пригородом татарской столицы. Оно знаменательно еще и тем, что как раз против этого места на Волге в то время существовал Гостиный остров (Кунаклар атавы), где была ежегодная международная ярмарка. Нетрудно себе представить как преображался остров, когда туда в начале лета собирались торговцы из разных стран. Этих гостей можно был видеть на улицах и рынках Казани, что придавало столице большое своеобразие и экзотичность. Со временем этот остров был затоплен волжской водой.

На южной стороне города находились еще два селения: Кул-Маметово на берегу озера Кабан и деревня Ахмета — нынешнее Ометьево за Арским полем.

Казань до начала русского владычества была одним из самых больших и красивейших городов во всем Поволжье. Благодаря своему выгодному географическому положению на берегу великой реки, она быстро росла, крепла и богатела. Но со временем она стала испытывать на себе завистливые взгляды соперницы — Москвы. Татарская столица мешала Московскому государству продвигаться на восток. И русские цари и церковники поставили своей целью во что бы ни стало свалить это «прегордое царство» на Волге. И после многих попыток Казань действительно пала.

Теперь, после многовековой зависимости татарской столицы, наступает эпоха ее возрождения и расцвета. Мы должны вернуть ее былую гордость и красоту, а основавшему ее народу — подлинную свободу.
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Чт 29 Июн 2017, 21:42

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Чт 06 Июл 2017, 21:01

ЦИТАТА ИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ.
Зло неистребимо. Никакой человек не способен уменьшить его количество в мире. Он может несколько улучшить свою собственную судьбу, но всегда за счет ухудшения судьбы других. И всегда будут короли, более или менее жестокие, бароны, более или менее дикие, и всегда будет невежественный народ, питающий восхищение к своим угнетателям и ненависть к своему освободителю. («Трудно быть богом»)
Вернуться к началу Перейти вниз
Алексей



Очки : 615
Дата регистрации : 2013-11-11

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пт 07 Июл 2017, 08:39

Шолохов-Синявский.
Казачья бурса.
Фальшивые лампасы

После общеизвестного подвига Козьмы Крючкова Сема Кривошеин совсем охмелел от чванливости. На перемене он только и говорил о том, как один донской казак порубил не то двадцать, не то шестнадцать немцев, не сдался в плен сам и защитил от плена своих товарищей. На уроках по географии и истории Области войска Донского (учили ее по маленькому, тощенькому учебнику) он, повторяя, по-видимому, слова своего отца и особенно рьяных старых казаков, восхвалял подвиги походных донских атаманов, подтасовывая факты, приписывая подвиги русских прославленных полководцев прошлого только казачьему «всевеликому» воинству.
Когда же речь заходила о территории и населении Донской области, Сема беззастенчиво утверждал:
— Вся земля от Волги до Миуса принадлежит только казакам. Иногородние незаконно тут расселились. Их надо выгнать с донской земли.
Иван Исаевич попытался было разубедить кое в чем ретивого ученика, но Сема Кривошеин горделиво и резко ответил:
— А здесь, в учебнике, что сказано? Это исконные наши земли. Наши предки завоевали их, полили своей кровью. Так почему же здесь живут хохлы и кацапы?
— А казаки — кто такие? Не кацапы? Разве они не русские, не славяне? — бросил кто-то с задней парты.
Сема Кривошеин ответил горячась:
— Да, мы — славяне, православные, не турки. Но ведь и болгары и сербы тоже — славяне. А почему они сами владеют своей землей и у них свои государства?
Иван Исаевич не раз останавливал споры, но не подводил их итога: кто же был прав? Может быть, он боялся повторения истории с Александрой Николаевной? Или учебник по географии Области войска Донского был столь хитро составлен, что утверждать обратное тому, о чем говорил Кривошеин, он не осмеливался?
Иногородним ученикам совсем не стало житься от Семы Кривошеина и его единомышленников. Их в нашем классе было человек десять. На перемене то и дело слышалось:
— Молчи, хамлюга! Кто сейчас и воюет, как не казаки! Ваши солдаты либо сидят в окопах, либо в пустые котелки ложками бьют.
— А ваши казаки коням хвосты крутят в тылу…
— Что-что? Что ты сказал?!
Завязывалась потасовка. И не раз ученики возвращались с перемены в класс с синяками…
А Иван Исаевич занимал в этой глухой и глупой вражде позицию невмешательства. Своей обязанностью он считал учить и следить за поведением только на уроках, а то, что происходило за пределами школы, как будто его не касалось: драчуны разберутся сами.
Война бурлила, полыхала где-то далеко, в Восточной Пруссии, на холмистых полях Галиции, потом откатилась на восток. Были потеряны Перемышль, Львов, Варшава, Ровно…
В казачьем хуторе появились беженцы из Польши и Белоруссии.
Мы, ученики, читали газеты, бегали на станцию, узнав, что идет эшелон с военнопленными австрийцами, мадьярами и чехами. Немцев, пленных, мы почему-то не видели. В сентябре из школы на фронт убежало двое учеников — Сенька Растворцев, мордастый и озорной сын лавочника, и забияка Мишка Белоусов, сын прасола. Их вернули домой, оборванных, обовшивевших, грязных… Весной Сенька убежал вторично.
К моей матери приходили солдатки и просили, чтобы я писал на фронт их мужьям письма. Писал я очень чувствительно, подбирая слова самые жалобные и слезливые. Солдатки плакали.
— Ёра, сыночек. Ты же напиши, будь ласковый, так: «Целую тебя, Сенечка-ягодка, в твои алые сахарные губки тысячу раз и чтобы никакая германская пуля тебя не сразила», — просила меня красивая солдатка, наша соседка Елена Твердова.
Я не скупился в письмах на поцелуи и объятия, на нежные выражения. Солдатки угощали меня леденцами и ватрушками, а матери приносили за мой труд кто — курочку, кто — пяток яиц. Когда я узнал об этом, мне стало стыдно, я испугался, что о плате за письма узнает Ваня Каханов, и стал убегать из дому, когда солдатки приходили. Но мать упросила меня не отказывать им, я долго упирался и согласился только с условием — не брать у женщин никакого подаяния. Мать обещала, но тайком от меня по-прежнему брала и курочек и яйца. Я же так навострился в писании писем, что делал это с подлинным вдохновением и часто многое присочинял, приукрашивал. Теперь каюсь: не одно тогдашнее мое послание рисовало сидящим в промозглых окопах солдатам тыловую жизнь их семей в радужном свете…
… В конце зимы в училище неожиданно пришел из учебного округа приказ: всем ученикам без различия сословий и званий явиться в школу только в казачьей форме, с лампасами и красными околышами на фуражках. Кому взбрело в голову послать такой приказ? Неужели наказному атаману или окружному учебному начальству? Может быть, кому-то захотелось соединить все слои населения Донской области в патриотическом порыве, всех живущих здесь одним росчерком пера превратить в казаков?
Мне показалось: сообщая классу об этой директиве и наказывая всем ученикам прийти на завтрашний урок в брюках с лампасами, наш «русак» Иван Исаевич прятал под рыжеватыми усами почти неприметную улыбку.
На Сему Кривошеина и его приспешников объявление заведующего подействовало, как плеть на необъезженного коня. Выйдя после урока из класса, он тут же зверовато блеснул глазами, показал мне кулак, пригрозил:
— Если ты, кацапская харя, завтра явишься в школу в казачьих шароварах, зарублю шашкой — так и знай!
Я только пожал плечами, как бы желая сказать: причем же тут я? Домой я пришел чуть ли не со слезами, передал матери строгий наказ.
Она всплеснула руками, запричитала:
— Да где же мы возьмем лампасы? Что они там, сказились, что ли?
— Мама, если я не приду в лампасах, меня исключат из школы, — заявил я.
— Да что же это такое, сынок? К чему нам лампасы? — сокрушалась мать, но, о чем-то подумав, сказала: — Неужто тебя в казаки запишут? А может, и отца… — Лицо ее посветлело. — Гляди, еще и пай дадут на тебя и отца… Вот бы, а?
Соблазнительная мечта ободрила ее, и она усилила свои старания. Где-то разыскала старую кумачовую наволочку, разодрала ее на полосы и, пока я, сидя в одних кальсонах, готовил уроки, нашила на мои единственные штаны тряпичные, но зато чисто алые лампасы, а на фуражку — такой же околыш. Не обладая большим портняжьим искусством, она сделала это не совсем умело: лампасы были нашиты вручную сверху, прямо на старую материю. Но выход был найден — спасибо матери! — оставалось лишь избежать расправы за самозванство, которой грозили нам, иногородним, Сема Кривошеин и его ретиво настроенные друзья…
Наступило утро. Я вырядился в преображенные штаны, напялил фуражку, посмотрел в зеркало — казак хоть куда! Прямо сейчас подавай строевого коня!
Но почему-то, когда я шел по улице, встречавшиеся казаки и иногородние, которых я знал, смотрели на меня одни подозрительно и неприязненно, другие с усмешкой. Неужели в моем казачьем наряде имелся какой-либо изъян? Перед тем как войти в школьный двор, я тщательно осмотрел на брюках неровно нашитые кумачовые ленты и околыш фуражки. Как будто все было в порядке. Я увидел других учеников — все алели лампасами, как снегири зимним оперением. Правда, лампасы были всех оттенков — ярко-алые, малиновые, пунцовые, бордовые и даже розовые, а ширина их колебалась от одного до трех вершков.
Как только я вошел во двор, послышались крики:
— Хохлы! Хамы! Самозванцы! Нашили лампасы!
Это кричали не только друзья Кривошеина, но и малыши — казачата из первого и второго классов.
Тут же, в школьном дворе, началась драка. Посыпались удары сумками, чернильницами, учебниками, кулаками — чем попало. Кто-то сразу оказался с расквашенной физиономией, кто-то залился слезами.
— Срывай с хохлов лампасы! Сбивай фуражки! Вишь, обрядились! — вопили казачата.
В это время во двор, запыхавшись, ворвался Кривошеим, их главный атаман. Он размахивал старой отцовской шашкой, кричал:
— Снимай лампасы! Зарублю! Сниму казачью фуражку вместе с головой!
Быстро размахивая шашкой над головой, Семка погнался за мной. Я пустился наутек, хотел юркнуть в класс и не успел. Еще секунда — и шашка просвистела над самым ухом.
— Скидай штаны! Кацап!.. Зар-рублю! — озверело выпучив калмыковатые глаза, взревел Семка.
Я растерялся и, бормоча: «Сема, Сема, ты что? Ведь мы в одном классе… Я же не по своей воле… Поверь, я не хочу быть казаком… Успокойся», хотел отступить, но Семка, опомнившись, вложил шашку в ножны, левой рукой схватил меня за шиворот, нагнул голову, а правой вцепился в мой лампас, рванул и содрал его целиком сверху донизу без всякого труда. Так же поступил он со вторым лампасом и, сбив с моей головы фуражку, сорвал с нее алый околыш чуть ли не вместе с козырьком.
Совершив это, Семка сразу остыл и довольно насмешливо и миролюбиво (ведь мы были соседи по парте) нахлобучил на мою голову обезображенный картуз, спросил с издевкой:
— Будешь еще надевать штаны с лампасами?
— Да будь они прокляты!.. Никогда не буду… — пообещал я и бегом кинулся в класс.
Судя по всему, вид у меня в эту минуту был далеко не казачий.
Вышедший во двор Иван Исаевич раздраженным, полным досады окриком остановил потасовку, велел звонить в колокол, пока все не войдут в классы.
На уроках он был явно смущен и, вызывая учеников к доске решать задачи, только багровел и избегал глядеть им в глаза. Не все лампасы были пришиты так плохо, как мои. У многих иногородних учеников, как, например, у Миши и Феди Лапенко, они были выкроены из добротного красного сукна и вшиты довольно капитально. После побоища на школьном дворе они остались нетронутыми, но у многих вместо лампасов лохматились одни клочья.
Сема Кривошеин сидел за партой в позе победителя и презрительно-враждебно оглядывал «самозванцев». Шашку он спрятал под парту и изредка, как символ казачьей силы, показывал ее тем, кто еще не успел сдаться ему на милость…
И вдруг в конце урока, перед самой переменой, по какому-то незримому знаку Иван Исаевич отворил дверь в коридор и кого-то пригласил:
— Пожалуйста, зайдите.
Все так и ахнули: в класс вошел рослый мужчина с Широкой седеющей бородой и, подойдя к Семе, грозно приказал:
— Семка, сукин сын, а ну, отдай шашку!
Сема стал белее классной стены. Покорно склонив чубатую голову, он медленно вынул из-под парты шашку, протянул отцу… Да, это был отец Семы, недавний хуторской атаман, мудро приглашенный Иваном Исаевичем в школу. Заведующий знал: только отец мог справиться с воинственным забиякой сыном.
Казак взял шашку и тут же, при всех, развернувшись, нанес своему не в меру лихому отпрыску звонкую оплеуху, одну, другую. И Сема не пикнул, только свалился от удара на скамейку.
— Поставьте его в угол да на соль! — сурово приказал старый Кривошеин. — Да чтоб стоял так до вечера. А я ему, махамету, дома еще всыплю за самочиние. А вы… — обернулся он ко всему классу, — вы, кто не казаки, знайте: лампасы на вас надели не потому, что вы казакам ровня, а для параду… Для временного параду! Чтоб знали, что учитесь не в своей хохлацкой школе, а в казачьей. Запомните!
Кривошеин расправил снизу густую, всю покрытую сединой, словно кавказской серебряной чернью, бороду, высоко поднял голову, вышел.
А Сема послушно пошел в угол…
Приказ окружного учебного начальства так и остался невыполненным. На следующее утро все ученики явились в обычных штанах и фуражках. Это было как бы встречным протестом русской, не нуждающейся ни в каких знаках сословных различий национальной гордости. Иван Исаевич сделал вид, что не заметил неповиновения. Но по своей административной линии все-таки донес кому следует о неудавшейся реформе. Где-то в высших казачьих кругах, очевидно, подумали, тоже нашли ее нелепой и больше о ней не напоминали.
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 09 Июл 2017, 04:38

Гео́ргий Фили́ппович Шо́лохов-Синя́вский (настоящая фамилия — Шолохов; 29 октября [11 ноября] 1901, с. Синявское, Область Войска Донского[1] — 1 мая 1967, Москва) — русский советский писатель. Один из зачинателей советской литературы на Дону.Биография[править | править вики-текст]
Из крестьян. С 1934 года — член Союза писателей. Делегат I-го Всесоюзного съезда советских писателей.
С 1941 года — в рядах РККА, с апреля 1942 — на фронтах Великой Отечественной войны в составе 28-й и 4-й танковых армий, 65-й армии; капитан. Служил в редакции армейской газеты «Сталинский удар»[2].
Умер в Москве в 1967 году.
Творчество[править | править вики-текст]
Дебютировал в 1928 году в журнале «На подъёме», где было опубликовано его первое произведение, рассказ «Преступление».Первой значительной работой, которая привлекла внимание читателей и критики, явился сборник рассказов «Камень у моря» (1934). Затем последовали романы «Крутии», «Суровая путина» (ч. 1‒3, 1932‒1937), «Братья», «Далёкие огни» (кн. 1‒2, 1939‒1941), повесть «Семья Кудимовых» (1941), в которых автор, повествуя о дореволюционном быте рыбаков и железнодорожников, об их участии в революции, одним из первых в советской литературе сделал попытку раскрыть сложный процесс пробуждения личности и масс в особых условиях жизни донского казачества.
Во время войны Г. Шолохов-Синявский написал книгу рассказов о человеке на поле боя «Змей Горыныч» и одно из наиболее крупных своих произведений — роман «Волгины» (1947—1951).
В послевоенные годы выходят в свет его роман «Беспокойный возраст», повесть «Отец», положившая начало крупному последнему произведению писателя автобиографической трилогии «Горький мëд» (1961—1964), повести «Домик у речки», «Казачья бурса» и другие.
Произведения Г. Ф. Шолохова-Синявского были переведены и изданы в Польше, Чехословакии, Венгрии.......
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 08 Авг 2017, 05:04

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 08 Авг 2017, 21:04

Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 13 Авг 2017, 22:22

Охотск

История

Охотск — первый город и одно из старейших русских поселений на Дальнем Востоке. В 1639 году отряд казаков под началом Ивана Юрьевича Москвитина вышел сплавом в устье р. Улья впадающей в Охотское (Ламское) море, по факту — на побережье Тихого океана, где и был заложен первый острожек. 23 мая 1647 года казаками под предводительством атамана Семёна Шелковникова, после тяжёлого боя с местными племенами[источник не указан 180 дней], было заложено зимовье, на месте которого к 1649 году под руководством Ивана Афанасьева срубили добротный острог. Назвали его Косым острожком — будущий, но несовременный по расположению до 1815 года Охотск.
Портовый город


Охотский острог, 1737 год

В 1716 году Кузьма Соколов построил в Охотске первое судно — ладью «Восток», и достиг морским путём Камчатки. 10 мая 1731 года Охотск получил статус портового города. Первым командиром Охотского порта сталГ. Г. Скорняков-Писарев.
С начала XVIII века Охотск был отправным пунктом морских экспедиций, исследовавших северную часть Тихого океана и открывших западное побережье Русской Америки. Для охраны открытых русскими землепроходцами и мореплавателями территорий Тихого океана была создана Охотская флотилия.
В 1732 году по инициативе Витуса Беринга создана «Охотская навигацкая школа». Ещё в 1730 году Беринг подал «на Высочайшее имя» записку о необходимости «обучения в Охотске и Камчатке молодых казачьих детей для морского пути». Предложения были приняты, и ответом на них стал царский указ «из казацких детей молодых обучать морскому ходу».
В ноябре 1737 года на Охотской верфи корабельный мастер ластовых судов М. Ругачёв и мастер шлюпочного и ботового дела А. И. Кузьмин заложили корабли для морского отряда Витуса Беринга и Алексея Чирикова — пакетботы«Святой Пётр» и «Святой Павел», в честь которых впоследствии был назван город Петропавловск-Камчатский.
В 1740 году командиром Охотского порта стал А. М. Девиер, которого сменил Афанасий Никитич Зыбин, при котором в 1744 году появился первый маяк, в устье реки Кухтуй. За время правления Зыбина (1742—1760) на воду были спущены семь судов.
Дальнейший рост Охотска во многом связан с появлением здесь в 1776 году купца Г. И. Шелихова.
Уездный город
В 1783 году Охотск стал центром Охотского уезда Иркутского наместничества. В 1790 году был принят герб города. Описание герба гласило: «В верхней части щита герб иркутский, в нижней части в голубом поле положенные дваякоря и над ними штандарт, в знак того, что в сем городе находится порт».
Областной центр
В 1796 году при императоре Павле I проводятся изменения административных границ на Дальнем Востоке России, и образуется Охотская область, в состав которой входят КамчаткаЧукотка и Охотоморское побережье. Областным центром определен город Охотск. Кроме него в области было два города: Нижнекамчатск, административный центр Камчатки, и Гижигинск.
В 1815 году Охотск был перемещён на противоположную сторону общего устья рек Охоты и Кухтуя.
Окружной город


Охотск в конце XVIII века

В 1822 году в Охотске учреждено особое Приморское управление, после упразднения которого, Охотск с 1849 года стал окружным городом Якутскойобласти.
Охотск оставался главной базой на восточных рубежах России для флотилии и судов Русско-американской Компании до первой половины XIX века. ВПетропавловск-Камчатский была перебазирована флотилия, которая стала называться Сибирской военной флотилией. Туда же по царскому указу от 2 декабря 1849 года перевели действовавшее в Охотске штурманское училище. В этом отношении Охотск стал колыбелью отечественного флота на Тихом океане, а современный Тихоокеанский флот преемником Охотской флотилии.
Крымская война
По причине переноса военной базы, боевые действия на Тихом океане во время Крымской войны не коснулись Охотска. Тогда как Аян, Петропавловск-Камчатский и прочие более богатые дальневосточные поселения были атакованы англо-французской эскадрой.
С 1858 года Охотск стал окружным городом Приморской области.
Гражданская война


Деревянная церковь, около 1912 года

В 1919 году до Охотска докатывается гражданская война. Белогвардейцы при поддержке японской канонерки занимают город. Угроза расправы со стороны вооружённых золотопромышленников вынудила в 1920 году большинство охотчан покинуть город и отправиться в Якутск. Многие из них погибли в пути от бандитов, болезней и лишений. Белые затем выступили в сторону Якутска. В конце 1922 года генерал Пепеляев, направляющийся в Аян, высаживает в Охотске десант под руководством генерала Ракитина, который организует наступление на Якутск. Однако белое движение на Дальнем Востоке в основном разгромлено. В июне 1923 года экспедиционный отряд Степана Вострецова устанавливает в Охотске и Аяне советскую власть. Эти события легли в основу сюжета романа А. И. Алдан-Семёнова «На краю океана».
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 15 Авг 2017, 19:06

Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 15 Авг 2017, 22:36

Салехард
Салеха́рд (от нен. Саля' хард «поселение на мысу», до 1933 года — Обдорск) — город в России, административный центр Ямало-Ненецкого автономного округа, один из немногих российских административных центров субъектов федерации, уступающих как по численности населения, так и по промышленному потенциалу другим городам региона, третий (после Нового Уренгоя и Ноябрьска) по размеру город округа[2]. День города отмечается во второе воскресенье сентября.

История

Город был основан в 1595 году казаками под именем Обдорской крепости или острога (название местности происходит от названия реки Обь и коми слова дор со значением «сторона, берег», таким образом Обдора значит «приобский берег»[4]). Обдорский острог стал самым северным в Сибири. В 1635 году получил название Обдорской заставы, в городе появляются постоянные жители.
В 1807 году крепостные укрепления снесены. Обдорск становится селом и до конца 1923 года остаётся центром Обдорской волости Берёзовского уезда Тобольской губернии. В 1845 году село посещал венгерский путешественник этнограф Регули Антал. С 1898 до 1899 в селе жил и работал венгерский исследователь народа ханты Йожеф Папай.
3 ноября 1923 года село Обдорск становится центром Обдорского района Уральской области. 10 декабря 1930 года он становится центром Ямальского (Ненецкого) национального округа. 20 июня 1933 года Обдорск был преобразован из села в районный посёлок Салехард (от ненецкого Сале-Хард — «селение на мысу»). 27 ноября 1938 года был преобразован в город.
С 28 сентября 1956 по 5 августа 1975 года — в административном подчинении горсовета находился рабочий посёлок Лабытнанги. В 1990 году город был включён в Список исторических городов России.
Как в царское, так и в советское время Обдорск был популярным местом ссылки. В 1894—1902 годах там отбывал ссылку руководитель духоборов Пётр Веригин. ПослеОктябрьской революции новые власти стали ссылать туда православных архиереев, в числе которых были архиепископ Прокопий (Титов) и епископ Амвросий (Полянский)[5].
Ныне действующий глава Администрации муниципального образования город Салехард — Иван Леонидович Кононенко. Утверждён городской Думой на должность 22 февраля 2012 года.
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 15 Авг 2017, 22:40

Якутск
Яку́тск (якут. Дьокуускай) — город в Российской Федерации, столица Республики Саха (Якутия). Образуетгородской округ город Якутск.
Третий город Дальневосточного федерального округа по численности населения (после Владивостока иХабаровска). Самый крупный город, расположенный в зоне вечной мерзлоты.

История



Карта города Якутска с окрестностями конца XVII века из «Чертёжной книги Сибири, составленной тобольским сыном боярским Семёном Ремезовым в 1701 г.», — СПБ, 1882

25 сентября 1632 года отряд енисейского сотника Петра Бекетова, обследуя берега реки Лены, заложил Якутский (Ленский) острог на правом берегу реки в 70 км ниже по течению от места расположения современного Якутска на земле борогонских якутов. С самого начала острог был достаточно многочисленным. Его гарнизон насчитывал 300 казаков. В 1634 году он пережил осаду со стороны якутов. В 1635 году местные казаки получили право называтьсяякутскими казаками[2]. В 1638 году острог стал центром новообразованного Якутского воеводства. В 16421643 гг. острог был перенесён на современное место — в долину Туймаада.
Переименован в Якутск в 1643 году. Якутск, являясь военно-административным и торговым центром всего Ленского края, с 1708 года был подчинён Сибирской губернии, с 1822 года — Восточно-Сибирскому генерал-губернаторству. В1822 году Якутск становится областным городом, а с 1851 года Якутия получает статус самостоятельной области на правах губернии с центром в Якутске.


План города Якутска 1900 года. Издание картографического заведения Ильина.

Особенно активное развитие Якутска связано с периодом губернаторства И. И. Крафта (19071913). В городе были построены электростанция, телефонная станция, открылся музей, был основан отдел Императорского географического общества.
В годы Гражданской войны в Якутской области было немало сражений, в том числе якутское антиколчаковское восстание в декабре 1919 года. В российскую историю вошло и последнее крупное сражение этой войны в урочище Сасыл-Сысыы (Лисья поляна), неподалёку от слободы Амга: с 13 февраля по 3 марта 1923 года в условиях жесточайших морозов шла битва между обороняющими подступы к Якутску красными бойцами под командованиемИвана Строда и рейдовой дружиной белогвардейского генерала Анатолия Пепеляева. В результате сражения последнее крупное воинское соединение белых на территории РСФСР было разгромлено, сам генерал попал в плен.
В результате Гражданской войны в Якутской области установилась советская власть. К октябрю 1921 года заместителем председателя Якутского губревкома Платоном Ойунским (с 1922 года — руководитель Якутии, председатель Совнаркома ЯАССР) были разработаны проекты «Декларации прав и обязанностей трудящихся Якутской АССР» и «Положение об автономии Якутской республики». К началу 1922-го года колоссальная работа по созданию республики была завершена, и на основе этих документов 27 апреля 1922 года была образована Якутская автономная республика — первая в истории народа саха государственность.
В 1930-х гг. в Якутске впервые был создан научно-исследовательский институт, республика вышла на новый уровень народного образования и науки.
Во время Великой Отечественной войны в городе находилось управление воздушной трассы Алсиб, по которой из США перегонялись самолёты, полученные по ленд-лизу.
В 19221991 гг. Якутск — столица Якутской АССР. C 1991 года — столица Республики Саха (Якутия).
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 16 Авг 2017, 16:35

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Чт 24 Авг 2017, 20:35

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 27 Авг 2017, 18:49

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 29 Авг 2017, 06:13

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 30 Авг 2017, 17:54

Вернуться к началу Перейти вниз
Алексей



Очки : 615
Дата регистрации : 2013-11-11

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 27 Сен 2017, 06:31

Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пн 02 Окт 2017, 22:24

       После победоноcного гунского похода на Европу и не удачной попытке закрепиться в европейской части в качестве государства, кочевые племена - сарматы, скифы, гёты, половцы, бродники, хазары и другие  относящиеся к  нашим предкам вернулись на историческую родину от Дона до Тихого океана обнаружив на Дону разрушенные торговый город Танаис и столицу донских племен Саркел ненавидимыми славянскими народами за воинскую доблесть и отвагу.  Поэтому нашими предками было принято решение не строить города и столицы, и другие капитальные сооружения, а лишь легкие городки, позже станицы, что позволяло быть неуязвимыми в силу прозрачности и отсутствия природных укрытий в Диком поле. 
       Потому как оседлое проживание раздражало и тут же объединяло в союз славян, турков, европейцев и азиатов в борьбе против малочисленных, но не победимых наших предков. А востребованные качества не превзойденных воинов нашло свое применение. Наемничество позволило нашему народу сохраниться и на века оставить за собой Дикое поле, а для врагов отсутствие каких либо капитальных сооружений смерть.  Поэтому казаков называли степными рыцарями. Стратегия и тактика наших предков делает нас потомков носителями уникальной геополитики, что постоянно держит в напряжении в сегодняшних условиях "русский мир".  
         Донская Казачья Республика представляет однородный национальный стержень, который собственно и генерирует процессы мироздания в направлении исторической справедливости. Потенциал казачьего народа заложен в недрах Дикого поля. А та биомасса облачившаяся в казачью одежду, не того качества, чтобы участвовать в процессах становления казачьего народа. Лживая история о том, якобы Ермак Тимофеевич покорил Сибирь и присоединил её к Московии - бред несусветный. Сибирь и часть Азии являлись коренными землями казаков, но в силу отсутствия у казаков оседлости в целях самосохранения и необходимости иметь современное оружие в том числе и порох, нашим предкам целесообразней было быть наемниками у русского царя, а значит присоединить в замен безграничные свои территории.  (см. историю городов Салехард, Якутск, Верхоянск, Анадырь, Аян, Хабаровск, Петропавловск-Камчатский и другие.)  Ознакомившись с историей городов Сибири, Урала, Дальнего Востока, Азии и Аляски вы с легкостью поймете, что 500 казаков одетых и обутых Строгоновыми для покорения Сибири - блеф "русского мира" и социальный заказ москалей.  И то, что Ермак воевал с Кучумом, таким же атаманом казаков, выдумка "кремлевских мудрецов".  Сейчас иногда проскальзывает информация о "Тартарии" якобы русском государстве, которое к "русскому миру" никакого отношения не имеет, потому как происхождение тартарских племен - тюрское!!!
     Современные события в Европе  показывают; что баски, каталонцы, бельгийцы, венецианцы, шотланцы и ряд других народов не желают, и не хотят жить в общежитии во имя процветания вырожденцев, а именно в интернационализме, который напрочь размывает любую достойную личность и стирает генетическую память поколений наций предусмотренных самой природой.  Сегодня национальное прозрение является могилой для паразитов мироздания всех уровней.  Да здравствует суверенная Каталония!!! Смерть интернационалистам!!!
Вернуться к началу Перейти вниз
Петров А. А.



Очки : 1
Дата регистрации : 2017-09-16

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 08 Окт 2017, 18:00

http://antipont.ru/remizov_letopis.php По ссылке летопись Ремизова о Ермаке.
Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Пн 09 Окт 2017, 04:58

Вернуться к началу Перейти вниз
Алексей



Очки : 615
Дата регистрации : 2013-11-11

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 10 Окт 2017, 20:02

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 11 Окт 2017, 07:05

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Сб 14 Окт 2017, 05:16

Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вт 17 Окт 2017, 22:19

Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 18 Окт 2017, 19:09

Украинцы против донцов. Иногородние против казаков                       
Как ни странно в казачьем интернете, тематика борьбы этнических украинцев против донских казаков, мало исследована. Почему? Вопрос в том, что большинство современного реестрового казачества, является потомками иногородних "хохлов", которые были кровь от крови, плоть от плоти частью украинского народа. Разумеется что, потомкам различных сел, типа села Круглого, различным Водолацким, Сеням, Петрушко и пр. совершенно не выгодно поднимать тему о том, что они присвоили себе имя народа который был истреблен и выселен их же предками. Начнем с истоков. Откуда всё началось. Помимо русских крестьян которые проникали на Дон, в конце !8 века особенно после уничтожения Сичи на Дон хлынули потоки переселенцев. Сам процесс формирования иногородних я опишу в следующей публикации, а пока приведу промежуточную выдержку.

Перепись малороссийских крестьян 1763-1764 гг. 
В ходе ее на Дону было выявлено 20422 малороссиянина м.п., из них 8626 человек приписали к станицам, а 10250 - к старшинам и всех обложили семигривенной подушной податью в пользу государства. 

После ревизии малороссийских крестьян стали именовать “приписными” или “податными”, как людей приписанных в подданство старшинам и станицам. Малороссы и после их переписи имели право перехода, но старшины рассматривали приписных как своих крепостных. Станицы также “почитали себя в отношении к сим людям как помещик к крестьянам”. 


Указ Павла I 12 декабря 1796 г. законодательно завершил процесс формирования крепостного права на Дону. 
В нем отмечалось, что в полуденных губерния “своевольные переходы поселян с места на место наносили многим из тамошних обитателей великие в заведениях их расстройства и даже разорения” и поэтому “для прекращения всего того и дабы единожды навсегда водворить в вышеупомянутых местах по сей части порядок, и утвердить в вечность собственность каждого владельца, за благо признали мы постановить: Чтобы в губерниях: Екатеринославской, Вознесенской, Казанской и области Таврической каждый из поселян остался в том месте и звании, как он по нынешней ревизии написан будет, а также на Дону и на острое Тамане с состояния сего нашего указа”. 
Таким образом малороссияне, стали крепостными крестьянами на донской земле. Практически каждый потомок иногороднего на Дону есть потомок крепостного. 
Разница в экономическом положении донцов и иногородних, привела к началу революции, к непримиримым противоречиям между донцами и иногородними. Положение усугублял факт, наплыва украинских крестьян на Дон. Отношение донцов к иногородним было мягко говоря не комплиментарное, Дефицит земли, лучшая земельная обеспеченность казаков, более благожелательная по отношению к ним  политика правительства, вызывали неприязненное отношение крестьян, ибо это противоречило  крестьянским понятиям о справедливости.  И хотя раскол между казачеством и крестьянством стал ощутимым уже с начала ХХ века, однако он разросся и очень сильно обострился в годы столыпинской реформы. Особенно после того, как законом от 4.12.1913 г. казакам было разрешено приобретать при посредничестве крестьянского банка частновладельческие земли не только на войсковой территории, но и за её пределами. 
Разница в экономических и политических пристрастиях у казаков и крестьян, была в том, что казаки хотели сохранить свою землю, а иногородние хотели забрать чужую к началу гражданской войны  земельное неравенство между относительно зажиточным  многоземельным и многоскотным казачеством и малоземельными, а то и вовсе безземельными,  переселенцами на Дон из других губерний России, получившими  на Дону прозвище «иногородние», обострилось до предела. Сами же казаки относились к «иногородним»,  с изрядной долей пренебрежения, как людям второго сорта. Слово «мужик»,то есть «земляной червь» было для казака ругательством. Именно земельное неравенство становится той красной тряпкой, которая до блевотины раздражает иногородних  (наплыв) и коренных донских крестьян. Эти противоречия пришлись как нельзя кстати для идеологов и вождей революции.
единственным источником для получения земли у донских крестьян и иногородних остаются только казачьи земли.  А поскольку значительная часть Нижнего Дона не была занята красными, и, следовательно, земли самой богатой части казачества оставались для крестьян недоступными, то для крестьянских захватов оставались только земли Верхнего и Среднего Дона. Таким   образом, единственным источником для получения земли у иногороднего крестьянства  стали малоземельные казачьи земли Хопёрского, Усть-Медведицкого и 2 Донского округов. Местные крестьяне и солдаты пехотных полков все чаще говорили по адресу казаков: "Доберемся до вашей земли, довольно вам царствовать". Никогда  антагонизм между казаками и иногородними на Дону не проявлялся так ярко, как во времена установления советской власти.  Советская же власть, отменив сословия, отменила и пресловутые казачьи привилегии, однако отдавать землю казаки не торопились. Эсеры пытались создать общие советы крестьянских и казачьих депутатов, но казаки не шли навстречу, не без основания опасаясь, что аграрная революция отхватит у них часть земли. Недаром Чернов, в качестве министра земледелия, обронил фразу: "Казакам придется потесниться на своих землях". Предложенный коммунистическим правительством вариант разрешения земельного вопроса за счёт казачьих территорий в принципе исключил возможность какого-либо союза земледельцев, и вбил клин между силами, могущими в потенциале стать решающим фактором в судьбе страны. 
Захватывая казачьи земли иногородние стали организовывать партизанско - бандитские формирования, которым большевики помогали им оружием и деньгами. Эти  партизано - бандитские формирования сражались не за красных – они воевали за землю, они сражались не против белых, они воевали против казаков. Война за землю, война в которой нет правил, и нет морали. Война, в которой цель оправдывает любые средства. Их называли "красными казаками", но они не были казаками по рождению и не были "красными" по убеждениям. Так родился феномен "красной конницы", которая состояла из конных левацких, бандитских формирований. На фото снизу мы можем видеть, бандитов - вахлаков, по мужицки сидящих в седлах.


.





Вглядитесь в их дегенеративные лица, это лица природных погромщиков и убийц. В будущем даже руководство РККА ужаснется жестокости этих иногородних выродков, убивавших мирных жителей. насиловавших женщин и детей, громивших зажиточные дома и усадьбы. За ношение лампас, они насаживали на кол казачат случайно попавшихся по дороге. Ненависть родила ненависть, и наши предки отвечали им тем же.
Интересна будет и тема религиозной принадлежности иногородних. Коренные донские крестьяне первоначально были православными, однако позднее проникновение на Дон т.н. "тавричан", выходцев из Новороссии, принесло множество ересей и сект, этому способствовало то, что в Новороссии тавричане работали на евреев, немцев, и прочих европейцев сектантов, 
(европейских сектантов: менонитов, гернгуттеров, лютеран и евангелистов) в Новороссии. В их среде распространилась очередная ересь, названная штундой (производное от немецкого слова Stunde -- час) или штундобаптизмом. Вплоть  до самой революции 1917 года старые секты дробились и тот час же на их почве возникали новые (баптисты, евангелисты и еговисты, адвентисты, трезвенники, пятидесятники и даже мормоны). Потому к национальной и социальной розни с донцами прибавилась и рознь религиозная. Надо сказать, что и сейчас потомки иногородних в скрытой форме исповедуют различное сектанство пытаясь распространить его на потомков донцов.
На мой взгляд, послероволюционная криминализация бывшей донской области, превращение Ростова на Дону в криминальную столицу Дона, во многом связано, с доминированием потомков иногородних на бывшей казачьей земле.
Вот что, писали сектанты - иногородние, Ленину.
Мы убедились в том, что Бог в своем провидении расположил сердце и дал мудрость нашему незабываемому В. И. Ленину и его ближайшим сотрудникам в деле мудрой организации единственного в мире прогрессивного и своевременного аппарата. Вот что, к примеру, писали члены молоканской коммуны "Новая жизнь": «… Коммуна просит, чтобы Советскую власть поддерживать всеми силами, способностями и средствами… Ибо власть Советов поставлена и утверждена самим богом. Партию большевиков-коммунистов считать благословенной богом, члены её верные служители божий;  это верно, аминь!...»

Донские иногородние, были объединены желанием создать собственное независимое народное трудовое сектантское государство на основе "самодеятельности и творчества трудящихся". Это была мечта о земном «светлом будущем», которое должно начаться после прихода к власти своего сектанско – мужицкого царя. Эти мечтания созвучны мессианским хилиастическим мечтаниям религиозного иудейства, но весьма далеки от православного христианства. Затем сектанты собирались провести  на Дону социализацию, то есть обобществление собственности. А так как сектанты в своём большинстве были крестьянами, то в будущем для охраны сектантского государства им понадобились бы профессиональные военные, то есть казаки. Отсюда и заигрывание Миронова  с казачеством, в надежде привлечь его к службе в будущем сектантском государстве, где он будет, как он мечтал, будет избран казаками Донским атаманом. Тут на самом деле и кроется ответ на вопрос, каким образом большевизм так быстро смог найти своих сторонников на Дону среди иногородних. Эти нелюди в своей основной массе были сектантами самых экстремистски настроенных сект.
Зверства иногородних в отношении казаков рассматривалась ими как необходимая, кровавая, искупительная жертва, для построения своего мужицкого царства.
Было бы смешно представить, что донские иногородние хохлы, Буденный, Думенко, Щаденко, Тимошенко, Ворошило(в), были хорошо знакомы с работами Маркса, прекрасно разбирались в философии Гегеля и экономике Адама Смита, я думаю, что и работы Ленина они если и читали, то понимали плохо. Лучше всего они понимали директивы из Москвы, об организации грабежей, убийств и насильственных экспроприаций.
Ненависть иногородних к донцам, имела не только классовую но глубинную духовную подоплеку, которую эти люди впитывали с молоком матери. Подспудная нелюбовь ко всему казачьему, нивелирование нашей культуры, отрицание донской самобытности до сих пор живёт в сердцах их потомков. 
Надо сказать, что веками на окраинах России, складывался интернациональный, полиэтничный, тип человека, жившего в противопоставлении себя всякой государственности, враждебный всякой зажиточности и собственности, Поселившись в казачьих землях, эти прирожденные погромщики и убийцы ждали своего часа. 
(продолжение следует)


Были использованы материалы - 
http://scarb.ru/literatura/hudozhestvennaja/kazachi-rasskazy/zarozhdenie-grazhdanskoj-vojny-na-donu/
Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 22 Окт 2017, 17:58

Вернуться к началу Перейти вниз
донской Татарин



Очки : 819
Дата регистрации : 2015-02-13
Откуда : с. Алексеево-Лозовское

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Вс 05 Ноя 2017, 05:00

Вернуться к началу Перейти вниз
polkovnicdon
Есаулец
Есаулец


Очки : 2336
Дата регистрации : 2013-10-24
Откуда : Донская Казачья Республика

СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   Ср 08 Ноя 2017, 11:17

Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Исторические наброски о прошлом.   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Исторические наброски о прошлом.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2
 Похожие темы
-
» Невероятные исторические совпадения
» ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСИ: русины и московитяне - разные народы
» Тест:узнай,кем ты был в прошлой жизни.
» Историческая альтернатива России
» О нашем недавнем прошлом

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ДОНСКАЯ КАЗАЧЬЯ РЕСПУБЛИКА  :: ПРОШЛОЕ. НАСТОЯЩЕЕ. БУДУЩЕЕ. :: Как все это было на самом деле!?-
Перейти: